Наш мир

Я НИ О ЧЁМ НЕ ЖАЛЕЮ…

30 августа 2017, 15:00


Я НИ О ЧЁМ НЕ ЖАЛЕЮ…

 Кумиры | Полина ЛИМПЕРТ

Взять интервью у Кобзона? Это… Всем известно, что он не любит нашу братию: по его словам, «журналист страшнее террориста». Но, видимо, у него были основания так говорить. Ведь и у нас в профессии есть люди разные. Бывает, пишут с добром, а бывает – искупают в грязи. Вот кто-то пустил слух однажды о связях Кобзона с мафией, а аукается это певцу до сих пор…

Но, с другой стороны, он не просто личность, не просто талантливый человек, не просто вот уже столько лет поёт песни, которые мы любим. Он угадывает эти песни, он открывает их для нас и делает их нашими любимыми. Он – вне времени и вне расстояний. Он не просто эпоха в нашей жизни и в жизни страны, осколками которой мы все сейчас являемся, он и есть для нас та страна, всё лучшее, что в ней было.

Что ещё интересно в Кобзоне – несмотря на все регалии и положение в обществе он не бронзовеет, он живой, он совершает поступки, которые вызывают восхищение и уважение.

Поэтому взять интервью у Кобзона – честь для журналиста. И брать его надо обязательно, если выпадает такой шанс. Мне повезло. Кобзон – человек слова. Сказал, что даст интервью – и дал его, причём отнёсся к этому так же, как ко всей своей работе: на все заданные вопросы ответил обстоятельно и серьёзно.

Один из ваших коллег-артистов как-то сказал, что у Кобзона – лужёная глотка. На самом деле, петь по нескольку часов подряд, не снижая накала, – на сегодняшней российской эстраде, да и на мировом уровне, на это способны единицы. Известно ведь, что вы никогда не поёте под фанеру. Что вы делаете, чтобы поддерживать свой голос?

– Это – заблуждение моих коллег. У кого нормальная, правильная вокальная школа – он может петь бесконечно. Кобзон – не феномен, и я бы не приводил себя, в отличие от других, в пример. Просто некоторые ленятся, или боятся, или не хотят, или я не знаю что… Да, я первым в Советском Союзе начал петь по два, а потом и три концерта в день. А потом все стали. Поэтому лужёная глотка – это заблуждение. Я думаю, что любой исполнитель может себе позволить попробовать и убедиться в том, что он может петь бесконечно.

Какие у вас отношения с вашими поклонниками, точнее поклонницами?

– Нормальные отношения. Они у меня постоянные и стабильные. Потому что мои поклонницы и поклонники взрослели вместе со мной. Теперь они приводят на мои концерты своих детей, их дети – своих детей… У меня на концертах – два-три поколения. Я им очень благодарен. Я их никогда не обманывал, поэтому они мне доверяют.

Вы счастливы в личной жизни, у вас хорошая, дружная семья. Чем занимаются ваши дети и внуки? Кто-нибудь из них пойдёт по стопам отца и деда, станет певцом или певицей?

– Насчёт внучек, а у меня их пять, кто из них пойдёт, как говорится, по стопам – не знаю. Я это в семье не культивировал. Сын у меня был музыкантом, а потом стал заниматься бизнесом. Дочь закончила МГИМО, потом вышла замуж, родила троих детей – и тоже стала заниматься бизнесом. Я никогда не довлел, никогда не говорил детям: «Вот смотрите, идите по пути отца». В моральном отношении – да,  я  требую, чтобы  их уважали в обществе и чтобы они были нормальными людьми. А что касается профессии – пусть они сами решают.

В одной из песен поётся, что внуков любят больше детей. Как вы считаете, это – правда?

– Наверное, правда. Потому что это – повторение детства, потому что дети – они уже взрослые, у них уже своя жизнь и так далее, а с внуками можно и подурачиться, и посюсюкать, можно и пожалеть их, и рассчитывать на их искреннюю ласку… Нежность к внукам, наверное, повторяет нежность, которая была к детям, но в более раннем возрасте.

Вы знамениты, влиятельны и богаты. Вы можете позволить себе купить всё, что вам хочется. Есть ли что-то, что вам не хватает для полного счастья?

Кобзон задумывается, потом смеётся:

– Нет, у меня всё есть. У меня всего хватает для полного счастья. Разве что – чуть-чуть вернуть меня – нет, не в молодость, а в то состояние перспективное, когда ещё впереди много времени – я бы согласился. Не заморозиться, а просто мысленно пофилософствовать – и вернуться лет на 20 – 30 назад. А в принципе, может быть, и не нужно. Потому что у меня судьба состоялась. И я ни о чём не жалею.

7 стр. «ДД» №36 (12.672), 7 – 13.09.2017



Ваш комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ТО, ЧТО СЕЙЧАС ЧИТАЮТ