Общество

ВОСКРЕШЕНИЕ НА ПУСТЫРЕ

12 мая 2017, 15:38


ВОСКРЕШЕНИЕ НА ПУСТЫРЕ

Коммунальное хозяйство | Лена НИКИТИНА

ВОДОПРОВОД не работает или его попросту нет. Огород вспахать – набегаешься, пока трактор найдёшь. Дров на зиму заготовить – так не на чем привезти. К тому же дорога к дому – сплошь колдобины. Газопровод – несбыточная мечта…

Село Попенки Рыбницкого района. Фото: Images.esosedi.ru

Такой в начале 2000-х годов была в приднестровских сёлах коммунальная ситуация. Почему к этому времени закончилась благополучная жизнь сельских жителей – тема для отдельного разговора. Но факт остаётся фактом: для борьбы с запустением власти начали тогда коммунальную реформу на селе. Теперь, похоже, на республику надвигается очередной её этап.

В частности, речь идёт о государственной программе восстановления коммунального хозяйства в сёлах. По замыслу она «вступает в силу с момента официального опубликования и действует до 31 декабря 2019 года».

Из текста опубликованного законопроекта следует, что пока участие в этой программе предлагается, скажем так, на добровольной основе. В том смысле, что последнее слово будет зависеть от решения конкретного сельсовета. Как орган местного самоуправления он должен подтвердить на сессии готовность выполнять чётко прописанные в законе обязательства.

Во-первых, учредить муниципальное унитарное предприятие «Производственное управление жилищно-коммунального хозяйства» и определить его правовой статус в соответствии с типовым уставом. Во-вторых, для формирования уставного капитала учреждённого предприятия выделить 17.350 рублей из сметы расходов села на текущий финансовый год. В-третьих, обеспечить работу МУП «ПУЖКХ» в соответствии с типовым штатным расписанием, должностными инструкциями, учётной политикой и прочими типовыми документами.

Предполагается, что программа будет финансироваться пропорционально из двух источников – это казна республики и бюджет села.

Заметим, что в Приднестровье коммунальными проблемами сёл власти занимаются уже давно – как минимум с 2004 года, когда и были де-юре созданы сельские ПЖКХ. В принципе, в появлении таких организаций не было ничего нового. Ещё в советские времена создавались и успешно работали так называемые коммунхозы, которые решали житейские проблемы сельских граждан. Правда, тогда существовали колхозы, которые и обеспечивали эти организации необходимой техникой: тракторами, машинами. Заработную плату сельские коммунальщики также получали из кассы колхозов. Но эти расходы оправдывали себя – коммунхозы снимали с плеч руководителей хозяйств хлопоты, связанные с освещением улиц, уборкой мусора, приведением в порядок сельских улиц, колодцев и так далее.

Но когда коллективные хозяйства в ПМР стали банкротами, в сёлах началась разруха. Когда не замечать её стало попросту невозможно, власти попытались реанимировать коммунхозы, дав им более современное название – ПЖКХ. Но, увы, лишь в отдельных сёлах эти организации кое-как смогли наладить свою работу. Большинство же этих предприятий оказались мёртворождёнными структурами. Почему? По целому ряду причин.

Во-первых, источник финансирования современных коммунхозов был один – это потребители. То есть жители села, которые чаще всего выказывали недовольство тем уровнем услуг, которые им предлагали оплачивать. И уровень этот впрямь оставлял желать лучшего. Старые коммунальные сети отказывались служить. Ведь когда ЖКХ создали, материально-техническую базу их не обеспечили. В лучшем случае зачислили на баланс старую технику, некогда принадлежавшую колхозу.

В итоге вышло, что практически во всех сёлах предприятия жилищно-коммунального хозяйства существуют, но – лишь на бумаге. А реально работать там некому. В штате числится, как правило, один директор.

ПОХВАЛЬНО, конечно, что теперь депутаты парламента снова пытаются каким-то образом реанимировать коммунальную сферу в сёлах. Но, честно говоря, предлагаемые меры вряд ли позволят и на сей раз достичь желаемого результата. Поскольку планируемое это воскрешение должно случиться, образно выражаясь, на пустыре. Поскольку до сих пор (а уже середина мая) в Приднестровье не принят республиканский бюджет. И у сельских Советов в нашей республике нет своего «кошелька». То есть органы местного самоуправления не имеют своего собственного бюджета и могут распоряжаться разве что средствами, собираемыми в качестве целевого сбора на благоустройство села. А это весьма скромный финансовый ресурс, который вряд ли запросто может отдать более 17-ти тысяч рублей на реализацию авансируемой выше программы.

Ну а кроме всего, стоит, наверное, законодателям прислушаться к мнению людей, которые о жилищно-коммунальном хозяйстве на селе знают не понаслышке. Ваша корреспондент, к примеру, попросила высказаться Аллу Шурыгину. Она работает заместителем представителя главы гос­администрации в селе Выхватинцы. И по совместительству пятый год исполняет обязанности директора местного коммунального предприятия. Причём – без оплаты и, естественно, без перечислений в пенсионный фонд.

– На мой взгляд, предлагаемая реформа сельских ПЖКХ в нынешней ситуации уже не имеет смысла, – сказала моя собеседница. – Поскольку и водопровод, и электросети, и дороги мы уже передали на баланс специализированных районных предприятий. Нет централизованного обслуживания в селе только по одной из коммунальных услуг – вывозу мусора. Эту проблему владельцы подворий решают самостоятельно. Но вряд ли ради этого стоит содержать в селе целое предприятие. Тем более что у нас нет техники – на балансе числится только неработающий экскаватор. Ну и кладбище… А бумажной работы – дополна. Постоянно сдаём отчёты. Два раза в год – балансовый и в пенсионный фонд, каждый квартал – статистику, соцстрах и в налоговую службу. И везде – одно и то же по сути: не производим, не отчисляем, не работаем…

Кстати, несколько лет назад сёла стали передавать на баланс рыбницкой жилищно-эксплуатационной управляющей компании и жилой фонд – многоквартирные дома. Но оказалось: не везде есть требуемая для передачи техническая документация. И денег на исполнение всех формальностей тоже нет. Так что уже давно коммунальная забота об этой части жилого фонда – забота исключительно его обитателей.

Надо уточнить, что в Рыбницком районе 23 сельских Совета. В тех сёлах, что ближе к Каменке, несколько лет назад власти объединили ПЖКХ в один коммунальный «куст». Его центр – село Белочи. А вот сёла, которые находятся ближе к Дубоссарам, объединить на деле по такому же принципу не удалось.

Впрочем, жители сёл всё равно не ощущают принципиальной разницы. Потому что везде коммунальное благополучие разбивается о нехватку финансов. И вряд ли можно придумать программу, которая поможет «объехать» этот камень преткновения для всех реформ и программ.

2 стр. «ДД» №20 (12.656), 18 – 22.05.2017



Ваш комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ТО, ЧТО СЕЙЧАС ЧИТАЮТ