Власть

В КАПКАНЕ РЕЦИДИВА

25 августа 2017, 11:30


В КАПКАНЕ РЕЦИДИВА

Правовое поле | Арина КОЛЧАНОВА

В ПРИДНЕСТРОВЬЕ ежегодно совершаются около четырёх с половиной тысяч преступлений. При этом около тысячи из них – дело рук людей, которые раньше уже преступали закон и были наказаны за это. В 2016 году, например, из 317 особо тяжких преступлений 73 были совершены рецидивистами, а из 932 тяжких – 282. Это 23 и 30 процентов соответственно.

Получается, что права народная мудрость: тюрьма не исправляет преступников, раз они снова и снова идут на нарушение закона.  Да и система административного надзора за теми, кто отбывал наказание в местах лишения свободы, оставляет желать лучшего. Ведь ежегодно около тысячи бывших обитателей тюрем и поселений вновь берутся за криминальное ремесло.

Впрочем с тем, что систему необходимо менять, согласны и сами правоохранители. Вот и прокурор ПМР Анатолий Гурецкий вынес на рассмотрение Верховного Совета новый законопроект об административном надзоре за теми, кто отбывал наказание в местах лишения свободы. Необходимость в разработке этого документа, по мнению Анатолия Анатольевича, вызвана тем, что предыдущий нормативный акт подобного рода морально устарел и в нём необходимо поменять около двух третей статей. К тому же прокуратура при подготовке нового законопроекта использовала российский опыт.

И что же получилось в итоге? Главное отличие законопроекта, который предлагает прокурор ПМР, от действующего ныне закона – это установление, продление или досрочная отмена административного надзора только по решению суда. Именно суд, по мнению разработчиков, должен определять, какие конкретно ограничения следует наложить на тех или иных преступников, отбывших наказание. Речь идёт о запрете на пребывание в определённое время и в определённых местах. О выезде по личным делам за пределы района или города без разрешения органа внутренних дел на срок более суток. Об обязательной явке в милицию для регистрации до четырех раз в месяц.

Законопроект определяет порядок обжалования решения суда или органов внутренних дел, которые связаны с административным надзором. А ещё в проекте регламентируются права людей, отбывших наказание, их защитников и представителей.

Законопроект очень чётко сформулирован и, казалось бы, предусмотрел все нюансы, касающиеся административного надзора. Но дьявол как всегда кроется в мелочах. Например, чётко прописаны обязанности поднадзорного. А вот обязанности работников внутренних дел определены туманно. Взять, например, фразу «вести с поднадзорным лицом индивидуальную профилактическую работу, направленную на предупреждение совершения им преступлений и других правонарушений». А в чём конкретно долж­на заключаться эта работа? В проведении регулярных бесед? Но они большинству преступников, скажем честно, как мёртвому припарка. Пришёл, послушал и пошёл дальше пить горькую с друзьями. Причём тихо, чтобы соседи не услышали и не заявили, куда надо. И каким образом такое времяпровождение способствует превращению человека, совершившего преступление, в добросовестного и порядочного гражданина? А ведь Приднестровью нужна серьёзная государственная реабилитационная программа. Потому что люди, выходя из мест заключения, часто остаются в вакууме. У них нет ни жилья, ни работы, ни профессиональных навыков. Плюс ко всему некоторые из них страдают серьёзными заболеваниями. И что делать такому человеку? Потыкается, помыкается он и опять идёт на преступление – от отчаяния, безденежья, бесперспективности. И тут хоть следи за ним, хоть не следи, а в итоге он всё равно окажется в тюрьме.

Безусловно, на такую программу нужны деньги. Но разве не дороже обходятся рецидивы? Ведь ежегодно государство тратит миллионы рублей на то, чтобы задержать тысячу рецидивистов, доказать их преступления, осудить и потом содержать несколько лет в тюрьмах и колониях.

К тому же стоило бы воспользоваться опытом других стран и применять такую меру как лишение свободы только к людям, совершившим определённые преступления. Например, тяжкие, сексуальные, в отношении детей, с причинением вреда здоровью. А у нас что? Психически больной человек написал в соцсетях что-то провокационное – в тюрьму его. Мужик, обременённый большими долгами, украл что-то от отчаяния – в тюрьму его. Зато милиционеру, избивавшему односельчанина руками и ногами, суд назначил условное наказание. 

В ОБЩЕМ очевидно, что необходим глубокий анализ правоприменительной и судебной практики. А также – реформирование всей системы применения наказаний. Поскольку если в государстве из года в год уровень криминалитета и рецидивных преступлений держится примерно на одном уровне, то здесь есть над чем задуматься.

2 стр. «ДД» №35 (12.671), 31.08 – 6.09.2017



Ваш комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ТО, ЧТО СЕЙЧАС ЧИТАЮТ