Наш мир

МОЯ ТВОЯ НЕ ПОНИМАЙ

15 сентября 2017, 12:56


МОЯ ТВОЯ НЕ ПОНИМАЙ

26 сентября – Европейский день языков

 Зазеркалье | Арина КОЛЧАНОВА

 15.09.2017 12:56 © ДД

ЗНАЕТЕ, на скольких языках говорят или говорили коренные жители Европы? На двухсот двадцати пяти. При этом две трети из этих языков уже вымерли либо находятся на грани исчезновения – сказывается ассимиляция национальных меньшинств. Только на территории России под угрозой полного исчезновения, по признанию ЮНЕСКО, находятся 136 языков. Поэтому Европа прилагает все усилия, чтобы сохранить языковое разнообразие.

Украинка по маме Кристина Бордюжа, девятиклассница молдавской средней школы из села Плоть, и её педагоги – учитель молдавского языка Людмила Николаевна Загуральская и учитель русского языка Лилия Михайловна Остапова. То есть Кристина, как и многие приднестровцы, свободно говорит на всех трёх государственных языках ПМР. Фото: Вика Потравная / © ДД

ЗАТО В МОЛДАВИИ, которая вот уже 27 лет активно стремится влиться в семью европейских народов, цветёт махровым цветом языковой национализм. Представители титульной нации то заявляют, что молдавского языка как такового вообще нет, поскольку он представляет собой диалект румынского языка, то в грубой форме советуют представителям иных национальностей учить государственный язык. Причём все эти настроения подогреваются на высшем государственном уровне.

В то же самое время практически все официальные сайты органов власти Молдавии работают на трёх, а то и на четырёх языках, включая русский. Зато в Приднестровье на сайтах госструктур не найдёшь перевода официальных документов и новостей на молдавский и украинский язык. Хотя у нас государственными конституционно признаны три языка.

В образовательном сегменте республики обучение тоже ведётся в основном на русском. Но во всех городах республики и даже в некоторых сёлах действуют молдавские и украинские образовательные учреждения. Причём не только государственные.

ТАК ВСЁ ЖЕ, где власти наиболее всего заботятся о языковом разнообразии: на правом или на левом берегу Днестра? Однозначно на этот вопрос ответить сложно. И там, и там есть свои подводные камни. Да и оценки, конечно, субъективны – чётко прописанных критериев-то нет.

Да, наверно, их и не может быть. Вот Европа, например, тоже не избежала перегибов в языковых проблемах. Например, в одной из автономий Испании, Каталонии, после принятия властями жёстких мер удалось добиться улучшения знания каталанского языка среди всего населения. Однако высшее образование в этом регионе теперь можно получить исключительно на английском, хотя статусом официальных языков обладают не только каталанский, но ещё и испанский, и аранский.

Подобная же ситуация возникла в бельгийской Фландрии, где система франкоязычного образования была полностью разрушена ещё в конце 60-х годов прошлого века. При этом французский до сих пор остаётся одним из двух официальных языков Бельгийского королевства в целом. А вот англоязычное образование во Фландрии получить можно.

ВЫХОДИТ, что языковая проблема в принципе не имеет решения? Однако рядовые граждане с этим не согласны. Вот что написала Татьяна Белова, пользователь социальной сети Фейсбук: «Языки востребованы с точки зрения целесообразности. Китайцы, которые работают в Казахстане – прекрасно говорят на русском. Т. к. лучшие «нефтяные» учебники написаны на русском. Это удобно и прагматично. Врач, который хочет изучать работы французского хирурга – учит французский. Чему меня может научить молдавский или украинский язык? Только радости общения на бытовом уровне с бабушкой- соседской. Из уважения? Так я лучше вьетнамский язык буду учить. Исключительно из уважения и почтения. Их американцы 14 лет напалмом «утюжили», но они не стали на колени и не предлагали проводить парады, менять свой язык, герб, флаг. А всё остальное лучше осуществлять на языках международного общения. История знает много государств, где несколько государственных языков. Несмотря на это, они выглядят куда привлекательнее Молдавии и Украины. Мне думается, что языковую изжогу провоцируют не из любви к родному языку, а от ненависти к России. Такой политический гастрит хорошо лечится и скоро пройдёт»*.

Вот так! Коротко и ясно. Остаётся добавить, что языковая изжога может возникнуть от ненависти к любому государству. А политический гастрит, к сожалению, часто лечится оперативным путём. Если, конечно, люди отказываются понимать, что в нашем мультикультурном мире, где активно нарастают процессы глобализации, все языковые вопросы надуманы. Политики же задевают их вовсе не из чувства патриотизма, а исключительно из меркантильных соображений. Поскольку заработать баллы у электората, поднимая экономику, долго и трудно, а на вопросах религии и национальности – быстро и легко.

Вот только подобные политические амбиции слишком часто оплачиваются кровью. Молдавия и Приднестровье уже один раз заплатили таким образом. Украина платит сейчас. Кто следующий на очереди?

3 стр. «ДД» №38 (12.674), 21 – 27.09.2017



Ваш комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ТО, ЧТО СЕЙЧАС ЧИТАЮТ