Общество

КАК СТАРИК С ЗАКОНОМ БОДАЛСЯ

20 февраля 2017, 12:05


КАК СТАРИК С ЗАКОНОМ БОДАЛСЯ
Правовое поле | Виктория ПАШЕНЦЕВА

Михаил Флока: «А вот так он мне руку заламывал…» Фото: Вика Потравная / ДД

«ОН СХВАТИЛ меня за руку. Выволок на улицу. Бросил на землю. Я кричал, звал на помощь: «Галя! Коля!» Они упрашивали его: «Не забирайте… Не измывайтесь над старым человеком…» Но он затолкал меня в машину. Как преступника. Я в пути еле-еле развернулся… Рука у меня ведь ломаная, с пластиной. Ключица вывихнута…»

ТАК 75-ЛЕТНИЙ ПЕНСИОНЕР из Гидирима Михаил Флока, волнуясь и сбиваясь, рассказывал мне запутанную историю конфликта с участковым милиционером Александром Урсулом. Дело было ещё полгода назад. И, почитай, всё село судачило о конфликте, который случился белым днём на людной улице.

«ДД» решил, что расставить точки над «i» – это дело принципа. Тем более, что ссора между Александром Урсулом и Михаилом Флокой была публичной. Тем не менее и участники происшествия, и его свидетели рассказывают разное…

 Позиция Михаила Флоки видна из жалобы в прокуратуру. Пенсионер изложил события того длинного летнего дня так, как он их запомнил.

«Я привёл лошадь домой, напоил её и вывел на угол приусадебного участка…», – в деталях описывает пенсионер начало своей истории. Но если опустить подробности, то суть повествования в следующем.

Скотинку свою Михаил Никифорович привязал на углу соседского двора. И засмотрелся на коров, пасшихся по другую сторону улицы – там в Гидириме стадион. В это время подъехали участковый и сотрудницы сельсовета. Женщины пошли к стаду. А милиционер направился к хозяину кобылки. И сделал ему замечание – мол, тут пасти не положено. Флока согласился и двинулся к лошади. Но участковый «сзади схватил за правую руку больную и потянул на себя». Старик высвободился и направился к сосед­скому двору.

«Может, – пишет он, – издалека кому-то показалось, что я взмахнул рукой. Ведь участковый потянул на себя, приподняв руку вверх, а я шёл по инерции».

Александр Урсул, как описывает дальше рассказчик, тоже перешёл дорогу. Пенсионер сообщил ему, что идёт за молотком, без которого не выбить колышек лошадиной привязи. Милиционер что-то записал у себя в папке. Переговорил с соседом – тот подтвердил, что дал согласие на выпас кобылки. Участковый ушёл.

А Михаил Никифорович перевёл свою худобу на выпас в другое место. И отправился домой заниматься хозяйственными делами на подворье: убирал навоз, молол крупу…

Из дальнейшего повествования следует, что спустя какое-то время участковый вернулся. И потребовал, чтобы Флока поехал с ним в ОВД – для подписания документов. «Ты меня ударил», – мотивировал своё требование Александр Урсул.

Пенсионер ехать наотрез отказался. Милиционер настаивал. И, несмотря на поднятый Михаилом Никифоровичем шум, всё же повёз его в Рыбницу, надев наручники. Причём эта поездка в город не запомнилась жителю села как приятное путешествие: «Босой, грязный, брюки дырявые. Все смотрели на меня, как на бомжа-преступника. Может, кто и сфотографировал со стороны…»

Но в ОВД гражданин Флока фактически признал, что вёл себя некорректно. То есть он подписал все предъявленные ему бумаги после того, как медэкспертиза показала: доставленный нетрезв.

Тем не менее позже он написал в своей жалобе: «От той встречи с Урсул А. Ю. прошло 4 часа. Я мог быть пьяным. Ведь я был дома». И попросил органы, контролирующие соблюдение законности, разобраться в ситуации. То есть выяснить, имел ли право сотрудник милиции врываться во двор, надевать наручники и т. д. Притом, что он не предъявил Михаилу Никифоровичу «ни повестку, ни санкцию прокурора».

 

ОТВЕТ ПЕНСИОНЕРУ пришёл из главного управления по надзору за деятельностью правоохранительных органов и законностью судебных решений. В нём конфликт между гражданином Флокой и участковым инспектором Урсулом был изложен иначе. Точнее, акценты были другими. В частности, подчёркивалось: участковый был в форме, то есть при исполнении служебных обязанностей.

Кроме того, пенсионер пас свою лошадь на обочине улицы в центре села, а это – административное нарушение. Потому участковый и попросил хозяина лошади подойти – для составления протокола. Но Михаил Флока не отреагировал на это требование милиционера. Развернувшись, он пошёл… Тогда участковый попытался остановить гражданина, «прихватив одной рукой за одежду». Но пенсионер «будучи в состоянии алкогольного опьянения», что зафиксировано актом освидетельствования, грубо оттолкнул его. И нанёс «один удар кулаком в область лица». О случившемся участковый доложил в дежурную часть ОВД. Там были зарегистрированы соответствующие материалы.

И через 6 дней админкомиссия при рыбницкой гос­администрации признала Михаила Флоку виновным в нарушении ветеринарно-санитарных и иных правил содержания животных. «Вы были… законно подвергнуты к административному наказанию в виде предупреждения», – написано в письме из главупра.

А ещё через время рыбницкое управление следственного комитета возбудило в отношении пенсионера уголовное дело. Следствие выясняло, было ли «применение насилия в отношении представителя власти».

«Таким образом, – резюмировал начальник главного управления по надзору за деятельностью правоохранительных органов, – как показала проверка, старший участковый инспектор… Урсул А. Ю. при исполнении служебных обязанностей действовал в соответствии с требованиями… Закона ПМР «О милиции», а следовательно законно и обоснованно. С учётом изложенного оснований для принятия мер прокурорского реагирования не усматривается».

 

МНОГИЕ ОДНОСЕЛЬЧАНЕ Михаила Никифоровича, рассказывая вашему корреспонденту эту историю, с большой симпатией говорили о нём. Отмечали, что когда-то среди колхозников Флока пользовался большим уважением, потому что был хорошим специалистом и дружелюбным человеком. Многие теперь жалели пенсионера, сочувствовали ему…

Но задача журналиста в подобных случаях – невзирая на субъективные оценки объективно разобраться во всём. Так, чтобы частная история стала поучительной для всех. И потому мы считаем важным озвучить всё, что удалось дополнительно выяснить о сути проблемы, связанной вроде как с частным конфликтом.

Итак, на запрос «ДД» рыбницкое управление СК ПМР сообщило, что 8 декабря 2016 года уголовное дело в отношении Флоки Михаила Никифоровича было прекращено – «в связи с отсутствием в деянии… состава преступления».

Однако в действиях пенсионера «усматриваются признаки административного правонарушения…» А точнее, «неисполнение законных требований лиц, выполняющих служебный долг по охране общественного порядка и борьбе с преступностью». Кстати, за это пенсионер был наказан штрафом.

КАКОЙ ЖЕ следует вывод из всей этой истории? Он напрашивается сам собой: не стоит спорить с представителем власти, когда он при исполнении своих обязанностей. Даже если вы чувствуете себя правым, нужно подчиниться. А вот потом, если вам кажется, что милиционер превысил полномочия, оспорьте его действия в законном порядке – строго по форме.

Пока это – единственно верный механизм взаимоотношений гражданина и власти. Причём не только в ПМР, но во всех прочих цивилизованных государствах мира. Хотя, конечно, этот механизм, увы, не исключает милицейского или полицейского произвола. И, к сожалению, не во всех странах работает механизм противодействия таким злоупотреблениям.

Работает ли он в нашей республике? Хочется, конечно, в это верить. Хотя, признаться, настораживает, что журналисту «ДД» так и не удалось встретиться с Александром Урсулом. Но руководство ОВД посчитало это «нецелесообразным», ведь «вина Флока М. Н. доказана в суде…» 

4 стр. «ДД» №8 (12.644), 23.02 – 1.03.2017



Ваш комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ТО, ЧТО СЕЙЧАС ЧИТАЮТ