Наш мир

А ЕСТЬ ЛИ У НАС ДРУЗЬЯ?

9 июня 2017, 11:57


А ЕСТЬ ЛИ У НАС ДРУЗЬЯ?

Наш мир

Кишинёвский блогер Андрей Бенимецкий, опубликовав этот свой снимок в Интернете, написал: «Молдаван, украинцев и русских на левом берегу примерно поровну». Только ещё забыл прибавить, что приднестровцы не знают, что такое национальная вражда…      
Фото 2 сентября 2010 года.

ДАЛЕКО НЕ ВСЕ нынешние дети смотрели фильм «По секрету всему свету», который появился более сорока лет тому назад. Но, как показал опрос «ДД», сегодня и дети, и взрослые знают: «Если с другом вышел в путь – веселей дорога…» Это – слова  песенки,  прозвучавшей тогда с экрана.  И  она  до сих пор популярна, хотя  советская  эпоха осталась далеко  позади.  Потому что потребность в друзьях не зависит ни от времени, ни от того, в какой стране живут люди.

Более того! Страны тоже не могут обойтись без друзей. Только вот критерии дружбы между государствами имеют свои особенности. Какие именно? Это и решили выяснить корреспонденты «Доброго дня» на примерах России, Молдавии и Приднестровья.

РАЗОЙТИСЬ, ЧТОБЫ ПОНЯТЬ

Владимир АНДРОНАКИ

ДВЕ НЕДЕЛИ прошло со времени Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ), а в прессе всё гуляют цитаты из выступления Путина. Президент России, похоже, был в ударе. А почему нет? 21-й по счёту форум оказался лучшим из всех проведённых. Это подтверждает статистика: 14 тысяч участ­ников из 143 стран, 386 соглашений на сумму почти в два триллиона рублей (2016 год – на один триллион).

ЕСЛИ ЭТО называется изоляцией России, то что такое не изоляция?  Ах да, ещё есть санкции, введённые в обход ООН и международного права. На ПМЭФе они были незаметны, сюда приехали главы ведущих компаний мира. Если же говорить в целом, да, санкции нанесли ущерб экономике РФ. Но, во-первых, страна приспособилась жить в этих условиях и показывает рост. Во-вторых, сельское хозяйство, машиностроение и ряд других отраслей даже существенно выиграли благодаря санкциям и российским ответным мерам.

Всё так, не унимаются скептики, но Россия растеряла своих друзей и союзников – это же факт. Может, и растеряла. Но не мешало бы разобраться и в друзьях тоже. После развала СССР и в мутные 90-е годы РФ настолько ослабела, что никому не могла оказывать поддержку. И «друзья» стали сами отваливаться. А потому что союзник, принуждаемый к союзу, тем более союзник, живущий за твой счёт – обременение. Иногда он бывает хуже врага – ведь надо тратиться на него и при этом присматривать, чтобы не предал. Союзник хорош, когда объединяет с тобой усилия ради взаимной выгоды.

За последние 15 лет Россия окрепла и экономикой, и военной мощью. И никого не зовёт в друзья. К ней тянутся. Последний пример – международная конференция по безопасности, прошедшая в мае в Тверской области. Казалось бы, вот она, возможность объединить силы против международного терроризма. И ведь приехали. Но, как рассказал Путин на ПМЭФ, «очень многие представители с американского континента, из Европы нам на ухо шепчут:  «Нас уговаривали в Брюсселе и Вашингтоне не ехать в Россию». Ну что это такое? Люди, которые занимают такую позицию, они каким местом своего тела думают?»

То есть, несмотря на окрики «крутых», всё больше государств стремятся сотрудничать с РФ, видя в Москве надёжного и сильного партнёра. События в Сирии, а ещё раньше в Абхазии, Южной Осетии, Крыму, Донбассе показали, что Россия своих не бросает. Причём делает это в рамках международных норм. И самую близкую, родную Украину не бросила Россия. Просто не надо путать народ и власть, захваченную в 2014-м бандеровцами в результате вооружённого переворота. Соц­опросы год за годом показывают такую «шутку юмора»: если бы в выборах президента Украины принимал участие Владимир Путин, то он намного опередил бы конкурентов. Так что связь между двумя народами крепка, ну а перемены к лучшему начнутся тогда, когда к власти придут вменяемые политики. Судя по всему, ждать осталось недолго.

Республикам СССР надо было разойтись по своим квартирам, чтобы понять, насколько хорошо и безопасно нам жилось вместе несмотря ни на что. Вам не кажется, что приходит время собирать камни? 

Симферополь.

ХОЖДЕНИЕ В ЕВРОПУ

Аурика ТИТ

МОЛДАВИЯ – одна из самых маленьких и бедных стран Европы. И нет ничего удивительного в том, что она хотела бы заручиться дружбой более могущественных государств. Но тут возникает проблема: кого выбрать в друзья?

ИСТОРИЧЕСКИ сложилось так, что несколько  последних  веков Молдавия дружила с Россией. Ещё в 1711 году молдавский господарь Дмитрий Кантемир присягнул ей на верность и стал одним из приближённых русского царя Петра I.

Впрочем, был период, когда правобережная часть нынешней Молдавии находилась в составе Румынии. Тогда эта территория между реками Прут и Днестр называлась Бессарабией. И в составе румын­ского королевства она была сравнительно небольшой отрезок времени – с 1918 по 1940 год. Тем не менее именно этот период стал своеобразной идеологической ловушкой, в которую четверть века назад загнали страну её тогдашние правители. Они заморочили молдаванам голову идеей якобы исторически предначертанного объединения с Румынией.

Однако «фокус» не удался. В том смысле, что лжепатриотам, которые были готовы лишить Молдавию государственности, не удался их план. На общественное сознание отрезвляюще подействовали приднестровский конфликт и его последствия.

Тем не менее унионисты не отказались от своих планов порушить дружбу Молдавии с Россией. Они придумали новую идеологическую ловушку – европейский курс. Народу, уставшему от бедности, правящая в Кишинёве верхушка посулила свободную торговлю и безвизовый режим со странами Европейского Союза. И в ноябре 2013 года Молдавия подписала соглашение об ассоциации с ЕС. Это был самый разгар «санкционной войны», которую Европа и США объявили России. Так что Брюссель, стремясь укрепить свои «фронтовые позиции», пообещал молдаванам беспечную  и безбедную жизнь: рост ВВП, увеличение экспорта на европейские рынки, большие инвестиции…

Но менее чем через год стало ясно: Молдавия может попросту не дожить до обещанного благополучия. Поскольку её экономика не готова к столь кардинальным переменам – местные товары не соответствуют  европейским стандартам. Кроме того, в ответ на антироссий­ские санкции, объявленные ЕС и США, Россия ограничила ввоз товаров из Европы. Это коснулось и Молдавии. В частности, экспорт молдавских яблок в РФ сократился со 180 тысяч тонн в 2013 году до 20 тысяч – в 2016-м.

Народ гораздо раньше своих представителей в парламенте понял, что «поход в Европу» не удался.

Так что совершенно не случайно на выборах главы  государства победил Игорь  Додон, выступающий  за  возобновление стратегического партнёрства  с  РФ. Правда,  итоги всенародного голосования вызвали  в  стране новый внутриполитический  кризис – противостояние главы государства и антироссийски настроенного  парламента. И теперь Молдавию лихорадит.

Впрочем, политическую нестабильность уже можно назвать молдавской политической традицией. Ведь за послед­нюю  четверть века республика пережила несколько «эпох» – Снегура, Лучинского, Воронина, Тимофти… Был период, когда республика жила и вовсе без президента.

Но хуже всего, что политика Молдавии не отличается преемственностью, которая характеризует любое нормальное государство. И никто не может гарантировать, что нынешнее обострение внутренних противоречий в стране не приведёт к полному её развалу. Тогда даже разговоры о дружбе не будут иметь смысла – Молдавия просто окажется «мусорной кучей» межгосударственного масштаба. 

Кишинёв.

БРЕМЯ НЕПРИЗНАННОСТИ

Виктория ПАШЕНЦЕВА

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ проблемы. Трудности с экспортом. Нехватка валюты. Низкий уровень жизни людей. Безработица и трудовая миграция… Всё это – проявления нескончаемого кризиса, который душит Приднестровье вот уже больше четверти века. И главное, что мешает ПМР выбраться из этой трясины, – непризнанность республики мировым сообществом.

ОСПАРИВАТЬ это утверждение трудно – сравнивать не с чем. Так что все годы своего существования Приднестровье списывает свои проблемы на отсутствие права решать их самостоятельно. И ни для кого не секрет, что выживает республика только лишь благодаря своим друзьям, круг которых весьма невелик.

На равных республика чувствует себя только в Союзе  непризнанных государств, который был учреждён в 1992 году. Создать свой СНГ тогда решили Приднестровье, Нагорный Карабах, Абхазия и Южная Осетия.

Позже две последние республики благодаря России получили статус частично признанных государств. Но они продолжают поддерживать своих прежних друзей. Правда, главным образом эта поддержка моральная. Поскольку в экономике как Абхазии, так и Южной Осетии пока нет кардинальных перемен. То есть государства эти по-прежнему бедствуют и живут фактически за счёт России.

ПМР тоже с благодарностью принимает дружескую помощь РФ. И в отличие от того, что могут предложить Приднестровью друзья по СНГ,  эта  помощь  не  толь­ко моральная.  Россия финансово  поддерживает  прид­нестровских  пенсионеров,  даёт  беспроцентные кредиты аграриям и малому бизнесу, строит на левом берегу Днестра социальные объекты… А ещё – отпускает республике газ не просто по весьма демократичным ценам, но и в долгосрочный кредит. Так что в Приднестровье многие думают, что пользуются российским газом бесплатно.

Правда, при этом российские политики на всех официальных площадках подчёркивают: Приднестровье – это часть Молдавии. И Россия в этом  регионе выступает только лишь как гарант мира и безопасности. Но приднест­ровцы не обижаются на такую подчёркнутую отстранённость. Потому что понимают: этого требуют правила дипломатии.

Тем более, что жителям региона есть с чем сравнивать. Например, с Украиной, которая с 1992 года формально также входит в число стран-гарантов мира и безопасности на Днестре. Но вот уже десятилетия украинские власти планомерно уничтожают экономику Приднестровья и намеренно нагнетают напряжённость на границе с нашей республикой. Киев не единожды перекрывал ПМР железнодорожное сообщение, заявив о якобы возможной военной агрессии со стороны ПМР. Ради её предот­вращения Украина вырыла вдоль границы ров и поставила блокпосты «правосеков»…

А совсем недавно соседи при поддержке ЕС приступили к установке совместного таможенно-пограничного контроля на приднестров­ском участке украинской границы. Так что этот участок превратился в линию соприкосновения молдавских и приднестровских силовиков. И Приднестровье ощутило не просто тяжесть своего бремени непризнанности, но реальную угрозу нового вооружённого противостояния. 

Рыбница.

2 стр. «ДД» №24 (12.660), 15 – 21.06.2017



Ваш комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ТО, ЧТО СЕЙЧАС ЧИТАЮТ