Наш мир

ТРИ КРОВИ

31 октября 2017, 06:19


ТРИ КРОВИ
Кумиры

31.10.2017 06:19

Оксана Фандера родилась полвека назад 7 ноября. Как актриса она многим известна по ролям, сыгранным в картинах своего мужа Филиппа Янковского – «В движении», в «Статском советнике», в «Каменной башке», где её партнёром был чемпион мира по боксу Николай Валуев. Но очаровательную женщину и тонкую актрису, участницу первого советского конкурса красоты не могли не заметить и коллеги Янковского – например, снявший «Турецкий гамбит» Джаник Файзиев. Работа Оксаны Фандеры – роль бандерши в картине Александра Гордона «Огни притона», которую он снял по повести своего отца Гарри Гордона. В интервью «Новым Известиям» популярная актриса рассказала Виктору Матизену, почему ей не интересно бороться за «Оскар», что стало самым страшным разочарованием в её жизни и зачем она каждый год ездит в Одессу.

Фото: mubi.com

– Оксана, в вас смешаны три крови: украинская, цыганская и еврейская. В чём они проявляются?

– В том, наверное, что я готовлю как украинка, люблю свободу, как цыганка, а мировую скорбь чувствую, как еврейка.

– Кем вы себя чувствуете в большей степени?

– Сейчас могу в равной мере ощущать себя той, другой и третьей. Но было время, когда мне очень не хотелось чувствовать себя еврейкой. Детство я провела в Одессе, где слово «жиды» раздавалось достаточно часто. Его смысл был от меня далёк, но я очень болезненно реагировала на его звучание. Однажды меня отправили в «Артек», и через неделю я прислала оттуда залитое слезами письмо, в котором просилась домой, потому что меня затравили этим словом.

– Как они вас изобличили?

– Когда один знакомый удивлённо спросил меня, как я угадала его национальность, я ответила: «У еврея два состояния: он или смеётся, или молчит с таким выражением на лице, что все спрашивают, что случилось». Наверное, в лагере я мало смеялась, а когда заговаривала, то с одесским акцентом, который дети принимали за еврейский. И я перестала быть Оксаной, моё имя сменилось на понятие «жидовка». Приехавшая мама устроила воспитателям грандиозный скандал. Хотя, в отличие от меня, относилась к этому с юмором. А у меня возник тяжёлый комплекс, и впоследствии стоило большого труда сказать себе: «Я – еврейка». И даже начать этим гордиться.

– Где вы жили в Одессе?

– На углу Екатерининской, тогда она была улицей Карла Маркса, и Дерибасовской. В коммунальной квартире. И при всём том, что я сказала, у меня прекрасные воспоминания о том времени. Было чувство абсолютной свободы. Наверное, поэтому я каждый год езжу в Одессу и провожу в ней какое-то время. Там легко дышится.

– Кстати, на роль хозяйки одесского притона вас выбрали оба Гордона – отец и сын?

– Меня пригласил Гордон-сын. Его папа поначалу был в ужасе от такого выбора. Дело в том, что он представлял себе героиню как женщину с соответствующими одесскими формами. А тут я. Ни рожи, ни кожи, ни переда, ни зада (смеётся). Детская фигура. Я, чтобы его утешить, предлагала поправиться килограммов на двадцать. Но прошло какое-то время, он посмотрел на меня и с удивлением говорит: «Оксана, вы материализовались!»

– А собственное развитие вы ощущаете?

– Да, хотя в чём оно заключается, мне трудно сформулировать. И при этом в каких-то основополагающих вещах я остаюсь неизменной, и мне это нравится. К примеру, я бы не хотела, чтобы меня как-то меняла известность.

– Вам приходилось разочаровываться в людях?

– Редко. Дело в том, что я не склонна очаровываться. Я стараюсь воспринимать людей такими, какие они есть, а не строить иллюзии на их счёт и не наделять их теми качествами, которых они не имеют. Если человек не соответствует твоим представлениям о нём, это значит, что ты в нём обманулась, и винить должна саму себя.

– По этой же причине у вас, наверное, не бывает внутренних кризисов?

– М-м-м…Я не пытаюсь соответствовать ничьим ожиданиям и не ставлю себе целей, которых, кровь из носу, должна достичь. Поэтому, наверное, и не бывает страданий от несоответствия самой себе.

– Вы довольны своей актёрской судьбой?

– Вполне. И была бы так же довольна, если бы ролей было больше или если бы их было меньше. Я достаточно комфортно чувствую себя в этом мире для того, чтобы понимать: то, чего я не имею, мне и не нужно. Я не лиса, которая, не дотянувшись до винограда, говорит, что он зелен. Я не тянусь за виноградом, если вижу, что он созрел. И никогда не могла ответить на стандартный журналистский вопрос: «Кого бы вам хотелось сыграть?»

– Николай Валуев – как ваш партнёр по «Каменной башке» , был отзывчивее?

– Намного. К тому же он был абсолютно естественен и практически сразу же сыграл то, к чему некоторые актёры стремятся годами.

7 стр. «ДД» №44 (12.680), 2.11 – 8.11.2017



Ваш комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ТО, ЧТО СЕЙЧАС ЧИТАЮТ