Общество

Грузия: в единой связке

Семья и общество I Юлия ВЛАСЮК © ДД

29 июля 2019, 09:11


ПРИДНЕСТРОВЦЫ мало что знают о Грузии. Красивая горная страна, где очень вкусные вино и еда. Воевала и с Абхазией, и с Южной Осетией, с которыми, кстати, у нашей республики налажены официальные дипломатические отношения. Постоянно конфликтует с Россией.

Как раз во время нашей поездки в Грузию произошёл скандал с телеканалом Рустави-2. Один из его журналистов в прямом эфире очень жёстко и нецензурно обругал российского президента Владимира Путина. Сказать, что простые жители Тбилиси были в ярости от этой выходки, ничего не сказать. Люди устроили массовые протесты перед зданием, где находится редакция телеканала. Политики, артисты, бизнесмены и другие известные личности публично осудили этот демарш в сторону Путина. Конечно, многим грузинам не нравится нынешняя политика России и они негативно относятся к Владимиру Путину, но при этом оскорбления в его адрес и оскорбления его родителей воспринимают как личную обиду. И это говорит о том, что за годы социальных и политических потрясений грузинский народ сохранил здравомыслие.

Грузия – страна реформ. Она, пожалуй, первая на постсоветском пространстве начала активно реформировать органы власти на западный манер. Успешно или нет, судить населению. А журналистов из Приднестровья, для которых поездку грузинскую столицу Тбилиси организовал центр развития и поддержки гражданских инициатив «Резонанс», интересовало, как эта страна справляется с насилием в семье и против женщин. Поскольку для Приднестровья эта проблема очень актуальна, судя по характеру криминальной хроники. И тем интереснее, каким образом её решает Грузия – страна, где традиции патриархата до сих пор имеют немалую силу. Особенно в областях, населённых мусульманами.

В Грузии, как и в других странах, проблемами насилия, в том числе и в семьях, занимается полиция. Она тоже в корне реформирована, за что страна благодарна Саакашвили. Благодаря этому МВД и его подразделения открыты для любых инициатив не только госструктур, но и гражданского общества. Например, полиция плотно работает с неправительственными организациями и журналистами по проблеме семейного насилия и гендерного равенства без обязательного одобрения сверху.

ДУМАЮ, что стоит уточнить смысл фразы «гендерное равенство». Обычно люди воспринимают её исключительно в ассоциации с секс-меньшинствами. Однако это заблуждение. Гендерное равенство подразумевает создание таких условий в обществе, где каждому из нас будет удобно независимо от пола. Например, муниципалитет Тбилиси начал разбивать в городе парк в соответствии с гендерными запросами. То есть с учётом всех потребностей женщин с детьми, включая пеленальные столики, проходимость дорожек для колясок и так далее.

К гендерным же проблемам относятся уравнивание размера зарплат для женщин и мужчин за одинаковые профессиональные обязанности, баланс женщин и мужчин на руководящих должностях, да и многие другие нюансы, которые до сих пор мешают людям разного пола чувствовать себя в обществе комфортно.

НО ОСНОВНОЙ упор Грузия всё же делает на борьбу с домашним насилием. И над этой проблемой все ветви власти работают вместе с неправительственными организациями в единой связке на всех направлениях, включая законодательное. Точнее, законодательство и стало фундаментом для системы помощи людям, пострадавшим от домашнего насилия. Преимущественно это, как и в Приднестровье, женщины. Одного звонка в полицию достаточно, чтобы её сотрудники незамедлительно выехали туда, где предположительно произошло насилие в семье. По результатам проверки фактов сотрудник полиции может выдать охранный ордер, который запрещает агрессору приближаться к жертве. И неважно, что они живут в одном доме, который принадлежит на праве собственности насильнику. Агрессор должен тут же собрать свои вещи и уйти. Куда? Это уже его проблемы. Далее этим делом уже занимаются местные власти и суды в соответствии с нормами закона. Кстати, охранный ордер может также выдать и судья.

В стране действуют финансируемые государством убежища и центры дневного пребывания для пострадавших от домашнего насилия. Есть также подобные учреждения и в неправительственных организациях. И все они работают в тесной связи друг с другом, чтобы при необходимости можно было перенаправить жертву туда, где ей окажут самую высококвалифицированную психологическую, юридическую и социальную помощь.

Да ещё при каждом местном органе исполнительной власти действуют центры для реальных и потенциальных жертв домашнего насилия. Они не только оказывают оперативную помощь, но и занимаются профилактикой этого явления. Причём эти центры могут финансироваться государством, а могут быть созданы неправительственными организациями.

Конечно, работа эта сложная и порой опасная, особенно для сотрудников неправительственных организаций и журналистов. Однако поддержка государства в этом деле позволяет активистам и волонтёрам преодолевать сложности. А главное, вся эта система выполняет свою задачу: сводит к минимуму случаи домашнего насилия.

В ПРИДНЕСТРОВЬЕ жертвы домашнего насилия оказываются совершенно беззащитны. Правоохранительные органы не работают целенаправленно в этой области и даже не ведут статистику женщин, пострадавших именно от рук бывших или нынешних мужей. А угрозы с их стороны, преследование или причинение физической боли вообще не регистрируется или не квалифицируется как преступление. При этом государство не только само игнорирует эту проблему, но и не поощряет журналистов, активистов, волонтёров и неправительственные организации ею заниматься.

Неудивительно, что при таком отношении криминальные хроники пестрят сообщениями о семейном насилии. Только в 2018 году от преступников пострадали 135 детей и 1.059 женщин, из них 77 несовершеннолетних. В 2017 году их было ещё больше: 151, 1.334 и 81 соответственно. Сколько из этих людей были избиты, убиты или обворованы членами своей семьи, остаётся только догадываться.

ПРЕДВИЖУ возражения дотошных читателей. Мол, никто не станет рассказывать журналистам о проблемах и недочётах. Покажут красивую картинку, а за изнанку заглянуть не пустят. Возможно. Но всё же в Грузии существует хоть какая-то целенаправленная система борьбы с домашним насилием, отслеживается статистика в этой области, жертвы получают серьёзную помощь от государства. А в Приднестровье нет даже намёка на желание властей решать подобные проблемы систематически. Хотя они понимают ценность семьи и плачевность ситуации с семейными ценностями. Доказывают это попытки ввести психологов в штаты загсов или работа с молодёжью в этом направлении. Но вряд ли подобные точечные и хаотичные меры будут иметь заметный эффект. Начинать надо хотя бы с того, чтобы признать проблему на государственном уровне. А пока в Приднестровье действует принцип: нет статистики, нет проблемы.

4 стр. «ДД» №31

Когда твой дом становится адом

Зверское воспитание

Страшная такая любовь…

ГОРЬКАЯ КОНФЕТА ОТ ПЕДОФИЛА



Ваш комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ТО, ЧТО СЕЙЧАС ЧИТАЮТ