Наш мир

КАМЕНЬ БРОШЕН

16 июня 2017, 18:49


КАМЕНЬ БРОШЕН

Приднестровский узел | Лена НИКИТИНА

 ПРЕЗИДЕНТ Молдавии Игорь Додон вроде как высказал пожелание встретиться с представителями приднестровских СМИ. По крайней мере, такую информацию 7 июня сообщил bloknot-moldova.md. Но то ли журналисты чего-то недопоняли, то ли на молдавском политическом олимпе что-то там не срослось… Короче, встреча не состоялась.

Игорь Додон. Фото: Piterburger.ru

ОДНАКО 14 июня – именно в тот день, на который эта встреча вроде как планировалась, – в Интернете появилась другая новость. С подачи информационного портала Point.md были растиражированы довольно резкие оценки главы Молдавии «некоторым приднестровским политикам».

Из сообщения, правда, не ясно, кому и когда Игорь Додон говорил это. Однако, если верить цитатам на сайте, президент Молдавии сообщил жителям Приднестровья, что «многие проблемы не решаются не потому, что Кишинёв не хочет, а потому, что некоторые политики и бизнесмены в Приднестровье живут на этом конфликте. Они делают деньги, население за газ платит, а эти деньги где-то оседают. Уже долг накопили перед «Газпромом» на $7 – 8 млрд. Этот конфликт выгоден «князькам» с левого берега Днестра, которые ведут себя как феодалы и наживаются на трудностях населения».

Вадим Красносельский. Фото: пресс-служба президента ПМР

ПРЕЗИДЕНТ Приднестровья Вадим Красносельский не оставил без внимания выпад своего молдавского коллеги. И, как сообщает Noi.md, ответил Додону, сделав акцент на работе российских специалистов, которые проводят аудит приднестровского бюджета и в целом экономики региона.

«Проверка должна быть закончена к 1 июля, – цитирует Вадима Красносельского молдавское информагентство. – Тогда и можно будет говорить о том, кто, кому и сколько должен. А также на что ушли российские деньги…»

Как следует из той же ссылки на президента ПМР, намёки Додона на разворовывание в Приднестровье российских денег не подтверждаются фактами. Так же, как утверждение о задолженности Приднестровья российскому «Газпрому».

«Мы ничего не должны. Расчёты идут, и всё согласовано с Россией», – сказал лидер Приднестровья. Он посоветовал Игорю Додону не вмешиваться в отношения Приднестровья с Россией и заняться урегулированием приднестровского конфликта.

Этот ответ Вадима Красносельского, к слову, цитирует и одно из официальных приднестровских изданий. Но на официальном сайте президента ПМР об этом политическом «обмене любезностями» сообщений нет.

КСТАТИ, по какому-то стечению обстоятельств, днём раньше, 13 июня, во всемирной сети появилось сообщение Noi.md – на ту же тему. То есть о том, что в Приднестровье «определённые люди хорошо зарабатывают или зарабатывали в прошлом на существующих условиях. И элиты хотят сохранить это положение».

Уильям Хилл. Фото: Europalibera.org

Вроде так именно высказался бывший посол ОБСЕ в Молдавии, профессор Национального военного колледжа США Уильям Хилл в интервью изданию Newsmaker. Этот дипломат, конечно, – авторитетный эксперт, если речь идёт о ситуации на берегах Днестра. Ведь он достаточно долго – с 1999 по 2001 год и с 2003 по 2006 год – работал в Молдавии.

И надо сказать, что Уильям Хилл, как профессионал, попытался сохранить объективность. В том смысле, что он критически оценил не только приднестров­ских, но и молдавских политиков. И, в частности, заметил, что когда в Кишинёве задаёшь вопрос: «Чего вы хотите?», в ответ слышишь: «Восстановления территориальной целостности, возвращения Приднестровья в состав Молдавии». Хорошо. А на каких условиях? И вот на этот вопрос в Кишинёве ответа нет.

То есть, по мнению бывшего посла ОБСЕ, элиты в Тирасполе заинтересованы в сохранении статус-кво, а Кишинёв хочет реинтегрировать Приднестровье без позволения иметь собственное законодательство. И проводя параллель с Гагаузией, Уильям Хилл добавил, что «надо смотреть на закон об автономии Гагаузии. С 1994 года этот закон плохо работал, не вполне выполнялся».

Дипломат отметил, что, хотя у Гагаузии есть особый статус, многие его собеседники в Кишинёве называли её просто рядовым районом Молдавии. Но при такой трактовке зачем Приднестровью соглашаться на автономию? Ведь молдавская сторона считает, что законодательство Молдавии должно будет применяться и в Приднестровье. Но так не должно быть, если Приднестровье обретёт особый политический статус. Ведь в таком случае у Приднестровья должны быть собственные законы. Поскольку именно это – основное отличие автономии.

Уильям Хилл полагает, что в «Кишинёве не хотят проигрывать, а если у Приднестровья есть своё законодательство – это проигрыш для них. Разграничение полномочий – это сложно и не просто делается. Но в этом смысл любой договорённости об автономии. И если в Кишинёве к этому не готовы, то, конечно, и решения никакого не будет».

ЧТО КАСАЕТСЯ Кишинёва, то похоже, там действительно не готовы согласиться не то что с мыслью о полной независимости Приднестровья, но даже с его реальной автономией в составе Молдавии. По крайней мере, если ориентироваться на заявления Игоря Додона, которое приводит Point.md.

«Для решения проблемы Приднестровья необходимо договориться о нескольких вещах: нужна общая граница, единая судебная система, банковская система, демилитаризация. В остальном – у Приднестровья должны быть все полномочия и прерогативы, которые есть сейчас», – говорит глава Молдавии. И при этом замечает: «У меня есть большие разногласия с правящей коалицией по многим вопросам. Но по проблеме Приднестровья мы договорились ещё в феврале решать проблемы совместно. И они решаются…»

Как решаются эти проблемы на практике? Вот теперь по всей линии приднестровско-украинской границы стоят молдавские таможенники. Надо полагать, этот факт очень много говорит о будущей экономической самостоятельности приднестровского региона. Впрочем, сам Додон, видимо, ничего неестественного в этой ситуации не видит. И пеняет «некоторым приднестровским политикам» за то, что им был бы выгоден прозападный, прорумынский, проНАТОвский президент. «Им тогда проще было бы ездить в Москву и жаловаться, что в Кишинёве не с кем разговаривать», – объясняет Додон свою позицию. И добавляет, что сохранение конфликта на Днестре выгодно Западу, который «хотел бы поставить границу на Днестре, чтобы это была и граница НАТО». И Румынии выгодно, поскольку развязывание приднестровского узла «поставит крест на всех надеждах об унире». И «кое-кому в России», где не всем нравится, что президенты Молдавии и России решают проблемы. Потому вовсе не случайно на днях Алексей Навальный заявил, что России необходимо признать независимость Приднестровья.

«Я думаю, что есть силы, которые вообще хотели бы спровоцировать какой-нибудь вооружённый конфликт на Днестре, – сказал Игорь Додон, добавив, что «мы не должны этого допустить».

ОСТАЁТСЯ только понять, кто это «мы»? То есть на какие именно силы, на чью поддержку рассчитывает сегодня лидер Молдавии? А главное, как его представление о «реинтеграции» Молдавии будет сочетаться с курсом Приднестровья на самоопределение и государственную независимость, за которые большинство жителей региона проголосовало в 2006 году на референдуме?

2 стр. «ДД» №25 (12.661), 22 – 28.06.2017



Ваш комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ТО, ЧТО СЕЙЧАС ЧИТАЮТ