Общество

Д’Артаньян всех времен и народов

Кумиры | София ВАРГАН, «Наш фильм»

26 декабря 2019, 00:10


МИХАИЛ Сергеевич Боярский родился 26 декабря 1949 года в Ленинграде. Его родители: отец Сергей Александрович Боярский – актёр Театра имени В. Ф. Комиссаржевской, мать Екатерина Михайловна Мелентьева – актриса Театра комедии. Жена – Луппиан Лариса Регинальдовна, двое детей – Сергей и Елизавета Боярские. Михаил закончил музыкальную школу при консерватории по классу фортепиано, после чего поступил в Институт театра, музыки и кинематографии. По утверждению самого Михаила Сергеевича, актёром он стал из-за лени.

РОДИТЕЛИ прочили ему карьеру музыканта, но это – «специфический, изнурительный, никому не понятный труд», а подвиги Михаила не слишком привлекали. Грудью на амбразуру? Нет, он желал не этого.

Правда, тут есть некоторое противоречие. Считая актёрскую работу относительно простой («выучил текст – пошёл на сцену»), Боярский, тем не менее, представлял сцену некоей линией фронта, передовой, на которую и рвался всей душой. Он жаждал быть рядом с Ефремовым и Высоцким, его привлекали «Битлз» и возможные «ратные» подвиги. Это не слишком сочетается с теорией лени. Судя по всему, Боярский просто пытается замаскировать свои идеалистические представления юношеских времён ссылками на случайности и ленивость.

В 1972 году, после окончания института, Боярский попал на прослушивание к режиссёру Театра имени Ленсовета Игорю Владимирову. С этого момента и началась его настоящая актёрская судьба. Нет, не с больших ролей. Никакого Шекспира, никаких Гамлетов. Всего лишь массовка. Вот тут-то проявилось истинное отношение Боярского к избранной профессии. Даже к мелким ролям в массовке он подходил со всей ответственностью, считая, что яркость и выразительность могут быть присущи практически любой роли, даже традиционному «Кушать подано». Он не отказывался ни от одной роли, какой бы незначительной и мелкой она ни была. Ему понадобилось буквально несколько месяцев, чтобы стать самым играющим актёром массовки.

Дело в том, что Боярский не отрицает существование дара божьего – таланта, но утверждает, что существует ещё и профессионализм, а это – следствие упорной работы. Профессионал не может позволить себе то, что позволяется любителю – провальной роли по своей вине. Профессионал должен зубами и когтями драться за свой максимум, добиваться его опытом и пониманием профессии, драматургии. Боярский называет это ремеслом и считает серьёзным делом, которому «приходится учиться не только в театральном институте, но и на протяжении всей своей жизни». И он учился со всем упорством, крестясь по актёрской привычке перед выходом на сцену, но рассчитывая только на свои знания и умения.

Через год, в 1973-м, Боярский привлёк внимание кинематографистов, и в 1974-м состоялся его дебют в кино («Мосты» и «Соломенная шляпка»). Интересно, что в обеих картинах ему достались совершенно «не русские» роли, видимо, его внешность ассоциировалась с чем-то экзотическим и иностранным (в «Мостах» Боярский играл молдаванина Гицу, а в «Соломенной шляпке» – итальянца). Затем был телефильм «Старший сын», в котором Михаил сыграл одну из главных ролей – Семёна по прозвищу Сильва. Прекрасный актёрский ансамбль (Евгений Леонов, Николай Караченцев, Светлана Крючкова) обеспечил фильму успех, а вместе с ним – и Боярскому.

Ставшего популярным актёра кино и в театре не стали держать на «массовочных» ролях. Но настоящий успех в театре связан с ролью Трубадура в мюзикле «Трубадур и его друзья». Этот спектакль сыграл куда как большую роль в жизни Боярского, чем просто достижение театральной известности: роль Принцессы играла Лариса Луппиан, которая и стала женой Боярского. Прямо жизнь под девизом: воплотим сказку в реальности!

В 1977 году на экраны вышел музыкальный фильм «Собака на сене», который до сих пор любим всеми зрителями постсоветского пространства. Роль Теодора стала одной из лучших работ Боярского в кинематографе.

Ну а в 1978 году настал настоящий звёздный час: вышел фильм «Д’Артаньян и три мушкетёра». Лучший д’Артаньян всех времён и народов – именно так оценивали Михаила Боярского. Экранизации мушкетёрной эпопеи Дюма, сделанные в других странах, смотрелись со снисходительной улыбкой. Наш д’Артаньян был самым д’артаньянистым из всех. Боярский стал образцом, эталоном мушкетёра. А ведь «Д’Артаньян и три мушкетёра» – отнюдь не единственная его кинематографическая работа. Но как это часто бывает с характерными ролями, особенно если они оказываются удачно сыграны, ярлык прилип намертво, зубами не оторвёшь: Михаил Боярский = д’Артаньян.

Похоже, что успешность ролей Боярского обусловлена тем, что он всегда играл себя. Такого, каким представляет свою внутреннюю сущность: пластичный, ловкий, обаятельный мужчина без слабых мест, при этом – романтик, способный на душевный порыв и искреннюю любовь. Не изменив себе ни в одной роли, сыграв каждую из них с полной отдачей, со всем мастерством, которое дали годы и годы обучения, Михаил Боярский – один из лучших актёров нашей эпохи, специалист характерных ролей – авантюриста-романтика.

7 стр. «ДД» №52



Ваш комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ТО, ЧТО СЕЙЧАС ЧИТАЮТ