Общество

Выжить – дело личное?

Уровень жизни | Вера КРУГЛОВА © ДД

24.04.2018 02:37

 

– ПЕРВОМАЙ? Да кому он нужен теперь? Это всего лишь дань истории. Ну соберутся десяток пенсионеров в парке – поговорят о прошлой жизни, пожалуются другу на нынешнюю бедность… Вот вам и весь первомайский митинг. А молодёжь двинется куда-нибудь на природу, чтобы шашлычок запечь на костре, – вот вам и маёвка. Я, например, на дачу собираюсь – картошку буду сажать. Не до праздников теперь – выживать нужно. А вот как выживать – это дело личное…

Маёвка: был праздник солидарности и борьбы, стал праздник живота и несварения… Фото: отдыхайка.рф

ПРИМЕРНО так в Приднестровье сегодня рассуждают многие. По крайней мере, если судить по разговорам со случайными собеседниками корреспондента «ДД» о житье-бытье: о работе, о зарплате, о надеждах…

Хотя, по правде сказать, задание редакции было вполне конкретным – выяснить, что думают сегодня люди о значении Международного дня солидарности трудящихся. Но так уж вышло, что общаясь с разными людьми, мы вышли за узкие рамки первоначальной задачи. И получили возможность увидеть социальный портрет рыбничанина.

Итак, поскольку Рыбница – крупный промышленный центр Приднестровья, среди его жителей немало людей, которых в далёком прошлом отнесли бы к самому революционному классу. То есть к пролетариату, которому «нечего терять, кроме своих цепей». Кстати, это фраза из «Манифеста Коммунистической партии». Он был написан ровно 170 лет тому назад и начинается так: «Призрак бродит по Европе, призрак коммунизма…» Но призрак коммунизма сейчас если и бродит, то в наших краях его точно не видать – мы живём в эпоху дикого капитализма. Богатые богатеют, бедные беднеют. Причём наше бытие породило парадокс: малоимущие голосуют за стабильность…

Как живётся нынче тем, кто трудится в городе на промышленных предприятиях? Ответ: «Плохо…» Главным образом потому, что нет уверенности в завтрашнем дне – «кто его знает, как оно будет». При этом работа – тяжёлая, изматывающая. А зарплаты – небольшие, если соотносить их с теми усилиями, которых требуют нынешние условия труда. И социальной реабилитации нет – «не дай бог заболеть».

Неудивительно, что молодые не хотят ТАК работать. Они стремятся уехать за границу, где «тоже нужно вкалывать» на рабочем месте, но – «хотя бы за нормальные деньги».

– Судите сами, – поделился своими расчётами рабочий Павел. – Я получаю чуть больше трёх тысяч рублей. Жена бюджетница – её зарплата не выше полутора тысяч. На что уходит семейный бюджет? Оплату жилья (мы его снимаем) и всей коммуналки, квитанций за детсад. На продукты, лекарства, одежду и прочее остаётся меньше тысячи. Как выживаем? За счёт родителей. Они сельские – держат хозяйство, огород… Делятся с нами продуктами. Но согласитесь, стыдно сидеть на шее у стариков, когда тебе уже почти 30 лет. Так что хотим с женой поехать на заработки. В Россию, наверное. Но паспорта у нас молдавские. А как быть с детьми – не знаем. Оставлять на стариков? Брать с собой? Проблема… Одному мне ехать пока? Жена не хочет отпускать…

Такие  мысли одолевают людей и помоложе, и постарше Павла. И следствие такого умонастроения – текучка кадров. Причём не только на небольших, но даже и на крупных предприятиях. А найти равноценную замену рабочему высокой квалификации по нынешним временам трудно.

1 мая 1989 года. Коллектив Рыбницкой трикотажно-бельевой фабрики перед выходом на праздничную площадь. Теперь в городе нет уже ни прославленной фабрики, ни её рабочего коллектива, ни первомайских демонстраций. Фото: архив Рыбницкого историко-краеведческого музея.

Но чем старше люди, тем больше в их числе сторонников принципа «лучше синица в руках, чем журавль в небе». Они-то и составляют основной костяк трудовых коллективов. И, смирившись с ситуацией, держатся за своё рабочее место даже тогда, когда работодатель «крутит гайки». То есть не выплачивает вовремя заработную плату. Запрещает создание профсоюза. Переводит на менее оплачиваемую должность. Или даже больше того – откровенно нарушая закон, не оформляет официальное трудоустройство.

– Будешь спорить и потеряешь даже то, что имеешь, – объясняют свою позицию покорные работники. – Приходится терпеть…

Готовы «терпеть» не только люди, которые работают на частника, но и те, для кого работодатель – государство. Хотя, по мнению многих таких собеседников «ДД», у бюджетников зарплаты слишком маленькие – «попробуй, проживи на эти деньги при нынешних ценах». Но в Рыбнице найти вакантное место – проблема. Так что «зря рыпаться не станешь». Ведь пособие по безработице «всё же меньше, чем зарплата».

А что же профсоюзы? Поделиться своими мыслями на этот счёт согласились 43 человека. И ни один из них не высказал веры в возможность этих организаций реально улучшить жизнь в Приднестровье.

ВОТ ТАК в канун Первомая поневоле приходится делать далеко не праздничный вывод. Да, сегодня в нашем обществе солидарность трудящихся заключается в одном – в готовности молча бедствовать. Очевидно, из солидарности с бедствующим народом не особо стремятся что-либо менять  и стоящие у власти чиновники.

Горько это. И хочется верить, что опыт поколений, полученный в уже минувших битвах за социальную справедливость, рано или поздно напомнит о себе. Но тут почему-то вспоминается: «Блажен, кто верует, тепло ему на свете!»

Это ироничное замечание принадлежит одному из героев знаменитой комедии Александра Грибоедова «Горе от ума», написанной без малого 200 лет назад. Мы, кажется, тоже влачим своё горе от «ума». Поэтому и внушаем себе, будто «выжить – дело личное».

2 стр. «ДД» №17 (12.705), 26 – 2.05. 2018



Ваш комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ТО, ЧТО СЕЙЧАС ЧИТАЮТ