Главная тема

Отдельно взятая бедность

Главная тема | Юлия ВЛАСЮК © ДД

19.02.2018 16:37

«Я ИНВАЛИД детства. Пенсия 600 рублей. Денег ни на что не хватает. Дрова дорогие. Лекарства дорогие. Неоткуда взять деньги, чтобы их купить. Иногда думаю: хоть на еду хватило бы…»

Нина Викторовна Татусяк, её муж и их сын у ворот своего дома в села Гидирим Рыбницкого района

ТАКОЕ ПИСЬМО пришло в редакцию «ДД» от жительницы села Гидирим Рыбницкого района Нины Викторовны. Живёт она не одна. Сын – школьник. Муж официально нигде не работает – в селе рабочих мест раз-два и обчёлся. При этом семья в социальном плане благополучна: никто не злоупотребляет алкоголем и наркотиками, не дебоширит. Исправно ведёт хозяйство. Но живут эти люди даже не за чертой бедности, а на самом дне.

Казалось бы, ничего особенного здесь нет. Так же живут сотни и даже тысячи приднестровцев. Особенно сейчас, когда цены на продукты и лекарства поднялись неимоверно, а пенсии и зарплаты так и не были индексированы. И это происходит в Приднестровье, власти которого каждый раз подчёркивают, что у нас социально ориентированное государство. Мол, страна тратит огромные деньги из бюджета на выплату пенсий и пособий, на обеспечение льгот на энергоносители и транспорт, на бесплатное питание детей из бедных семей, на обеспечение инвалидов лекарствами.

Вот только Нине Викторовне от этих денег перепадают сущие крохи. Ежемесячная пенсия почти в два раза ниже прожиточного минимума. Освобождение от налога на землю и имущество, а также от уплаты местных сборов в целом позволяет сэкономить 10 – 15 рублей в месяц. Плюс ещё примерно 200 рублей – за счёт льгот на свет и воду. А вот газом и центральным отоплением, на льготы по оплате которых Нина Викторовна тоже имеет право, она не пользуется. То же самое касается и льгот на транспорт, поскольку из села женщина почти никуда не выезжает. Что же касается питания ребёнка в школе, то Нина Викторовна платит за него полную сумму потому, что не попадает ни под одну категорию льготников, установленную законом.

А ЧТО ЖЕ сельская администрация? У местного органа власти нет специальных фондов для помощи таким семьям. Поэтому поддержать их удаётся редко. В основном с помощью местных землепользователей. Например, Нине Викторовне госадминистрация смогла пару лет тому назад привезти бесплатно баллон газа и немного дров. И в этом году после обращения журналистов к главе села и с помощью депутата Рыбницкого Совете Андрея Малая удалось обеспечить семью Нины Викторовны дровами. Это позволило ей не замёрзнуть зимой. Но никто не гарантирует, что завтра члены этой семьи не околеют от голода или какой-то излечимой болезни, на лечение которой они не найдут денег.

Так почему же при таких огромных тратах государства на поддержку социально уязвимых семей они еле-еле выживают? Думается, проблема в том, как власти распределяют эту поддержку. У нас почему-то принято давать льготы определённым категориям населения: пенсионерам, одиноким матерям, инвалидам. Но среди них есть люди с разными доходами и живущие в разных условиях. Взять тех же пенсионеров. У одного и пенсия большая, и зарплата, и доплаты за награды или учёные степени, и дети поддерживают, у другого – одна социальная пенсия. А льготы они получают одинаковые. То есть государство тратит на их поддержку одинаковые деньги, но один живёт, а другой еле-еле выживает.

Или взять, к примеру, бесплатный газ. Тот, у кого жильё газифицировано, спит с открытой форточкой из-за жары в доме. А тот, кто всё ещё печкой пользуется, замерзает, потому что дрова купить не в состоянии. А оба пенсионеры.

Та же самая история со льготами на проезд. Пенсионеры Тирасполя и Бендер в любой момент могут проехать бесплатно на троллейбусе куда им надо. Обитатели остальных населённых пунктов либо не могут вообще воспользоваться своим правом на бесплатный проезд либо могут сделать это лишь частично.

Вот и получается, что государство распыляет свои силы впустую. Кто жил хорошо, живёт ещё лучше. А кто был за чертой бедности, так и остаётся за ней. Выход очевиден: предоставлять адресную поддержку в зависимости от дохода отдельных граждан и семей в целом. А также – монетизировать часть льгот. Тогда помощь будет оказана именно тем, кто в ней нуждается. И в тех размерах или такого характера, которые необходимы в конкретном случае. Причём такой подход позволит не только улучшить уровень жизни социально уязвимого населения. Он будет экономически выгоден государству. Потому что при адресной помощи и предоставлении монетизированных льгот легче контролировать финансовые потоки и недобросовестных чиновников или предпринимателей, желающих нажиться за счёт государственной заботы о неимущих.

А ещё стоило бы не ждать, пока социально уязвимый человек обратится за помощью или тихо помрёт от нехватки еды, тепла и лекарств. Поскольку люди бывают разные: скромные, неграмотные, пассивные. Работники сельских Советов, госадминистраций, депутаты, медработники должны контролировать социально уязвимый сектор каждый в своей сфере и на своём участке работы. И следить, чтобы каждый льготник получил ту помощь, на которую имеет право.

ПРЕДВИЖУ возражения. Мол, у них есть и другая работа, льготников много… Однако если изменить подход к распределению льгот, то, скорее всего, окажется, что в помощи нуждаются не так уж много людей. К тому же основная задача чиновников и представителей социальных профессий как раз и состоит в том, чтобы улучшать жизнь населения в целом и своих подопечных по отдельности.

Так что правительству и депутатам Верховного Совета стоит всё же обратить внимание на систему предоставления льгот. И сделать так, чтобы государственная машина не только ориентировалась на социальные проблемы, но и решала их в индивидуальном порядке.

1 – 4 стр. «ДД» №8 (12.696), 22 – 28.02. 2018

 

 



Ваш комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ТО, ЧТО СЕЙЧАС ЧИТАЮТ