Главная тема

Тайна за семью заборами

Актуальное интервью I Виктория ПАШЕНЦЕВА © ДД

17 августа 2020, 13:12


ПАНДЕМИЮ коронавируса SARS-CoV-2 частенько сравнивают с битвой за выживание человечества. Поэтому смело можно сказать, что эта хрупкая женщина оказалась на передовой линии такого фронта. Знакомьтесь: заведующая амбулаторно-поликлиническим отделением Рыбницкой центральной районной больницы Марина Анатольевна Тягульская (на снимке). Три с половиной месяца она воевала с опаснейшей заразой в одном из самых крупных COVID-госпиталей Приднестровья. Так что у читателей «ДД» есть возможность узнать из первых уст о том, что представляют собой эти лечебные учреждения нового типа.

marina-tyagulskaya-rybnica-covid-centr-2020

Марина Анатольевна, сейчас коронавирусный госпиталь в Рыбнице – один из двух медучреждений такого типа, которые продолжают работать в Приднестровье. Но даже для рыбничан он – тайна за семью заборами. Хотя на самом деле это обычная больница. Или всё-таки необычная? Чем, кроме названия COVID-центр, он отличается от инфекционного отделения или инфекционной больницы?

– У этого госпиталя есть особенность. Там находятся люди только с одним, лабораторно подтверждённым диагнозом – COVID-19. Потому им не требуются боксы, и в госпитале только общие палаты. Замечу, что такие госпитали в ПМР создавались на базе обычных лечебных учреждений. В Рыбнице, например, он находится в диагностическом центре, который прежде был ведомственным и относился к Молдавскому металлургическому заводу. То есть изначально это – обычное лечебное учреждение, по необходимости перепрофилированное под специальное. Есть ли там особое оборудование? Нет. Так что и тесты, и другие исследования, а также обследование пациентов (в частности, компьютерную томографию) делают в ЦРБ. Но и лабораторный материал, и людей перевозят в специализированной машине. Все медики экипированы в специальные костюмы – это глухой комбинезон, специально сшитый шлем, перчатки, маски, очки, бахилы.

Труд персонала в COVID-госпитале тоже имеет свои особенности – никто никуда не выходит. Дежурство, конечно, – по сменам. Но они организованы так, чтобы обеспечить учреждению круглосуточный график работы. Команда – сборная. То есть она объединяет врачей разных специальностей: инфекционист, терапевты, реаниматолог, педиатр… Я, к примеру, – пульмонолог. Есть врачи с опытом работы на скорой помощи. Медсёстры – из поликлиники, больницы, школ… Они все владеют техникой внутривенных и внутримышечных инъекций.

А по какому принципу в госпитале распределяют пациентов по палатам – по дате поступления, по степени тяжести болезни, по особенностям симптоматики?

– Специально разработанных указаний или особых рекомендаций на этот счёт нет. Но обычно распределение идёт по дате поступления – это психологически легче для пациентов. А если заболевают члены одной семьи, мы стараемся разместить их вместе, независимо от даты поступления, возраста и пола.

Народная молва утверждает, что в COVID-центре пациентов держат в неведении – анализы не показывают, лечение не комментируют, назначения не согласовывают («А вдруг у человека аллергия?» – беспокоятся наши читатели).

– Я хочу развеять этот миф. Любой из пациентов госпиталя знает, что он сдавал тест. И что его результат – положительный. То есть сам диагноз ни для кого не секрет ещё до поступления в стационар.

Кроме того, при поступлении пациента в госпиталь его обязательно осматривает дежурный врач. И один из обязательных вопросов их беседы – наличие аллергии. Далее… Мы подбираем лечение индивидуально – с учётом сопутствующих патологий. И всегда говорим пациенту, что согласно протоколу существуют рекомендуемые схемы лечения. И называем препарат, который назначаем. То есть в неведении никого не держат.

А миф об этом, возможно, родился оттого, что в госпитале анализы берут очень часто. Возможно, кого-то такая частота настораживает. Но это необходимо, ведь врачу надо знать, как реагируют на лечение печень, почки… Следим, чтобы не было никаких отклонений, осложнений. Особенно если есть сопутствующие заболевания. К примеру, сахарный диабет….

Людей, у которых нет симп­томов COVID, но тест которых подтверждает факт инфицирования, тоже лечат в COVID-центре? Или их изолируют в домашних условиях? Лечение таких пациентов имеет какие-то особенности?

– В Приднестровье всех больных с подтверждённым коронавирусом обязательно госпитализируют. Потому что они однозначно опасны для окружающих, а государство стремится свести к минимуму опасность заражения здоровых людей. Но лечения пациентов, у которых скрытая форма COVID, имеет, конечно, свои особенности. И хотя бессимптомное лечение считается самым лёгким, нередко выздоровление пациентов с такой формой заболевания идёт дольше…

Говорят, что у тех, кто переболел COVID, появляется стойкий иммунитет к коронавирусу… Но ведь есть те, кто заболел во второй раз. Что их подвело: слабый организм или вирус другой разновидности?

– Второй раз люди заболевают крайне редко. В Приднестровье, насколько мне известно, подобное зафиксировали лишь раз – в Слободзейском госпитале. Специалисты пришли к выводу, что пациента просто недолечили. Больше о таких случаях я не слышала. Однако наверняка сказать, точно ли у всех переболевших COVID вырабатывается иммунитет, как скоро это происходит и надолго ли, я не могу. Да и никто пока не может – для таких исследований и выводов нужно время. В наших же условиях медики могут лишь озвучить наблюдения, сделанные практиками. Суть их такая: чем сильнее организм и меньше сопутствующих патологий, тем организм быстрее справляется с вирусом.

А если человек всё-таки заболел во второй раз… Какую опасность для окружающих он представляет? Может ли он быть носителем вируса?

– В любом случае если человек инфицирован, то опасен для окружающих. COVID – очень непредсказуемая болезнь. Ухудшения могут наступить в течение получаса или даже меньше. Это не те пневмонии, к которым мы привыкли. Поэтому, если вы меня попросите назвать классические симптомы, то я воздержусь. Практика показала: при одинаковом диагнозе у разных людей могут быть разные симптомы, причём даже у членов одной семьи. К примеру, у мужа – кашель и одышка, а у жены – нестерпимые головные боли.

 – Марина Анатольевна, думаю, для вас не секрет, что сегодня общество де-факто разделилось на два лагеря. На тех, кто паникует и сам на себя нагоняет страху, и на тех, кто не верит в опасность COVID. Кто ближе к истине?

– Я с уверенностью скажу, что эта болезнь существует и она опасна. Поэтому меры предосторожности, безусловно, надо соблюдать. И меня удивляет, что у нас так много людей, которые не хотят верить в реальную угрозу своему здоровью. При том, что все знают: от этого вируса умирают люди! Наверное, такую социальную безответственность можно объяснить тем, что скептикам не пришлось видеть страдания больных людей, боль и страх смерти в их глазах, смерть тех, кто не смог справиться с вирусом. Я всё это видела и должна признаться: такое страшно вспоминать…

Я знаю, есть в нашем обществе те, кто утверждает: вирус этот не опаснее гриппа. Мол, люди умирают от разных других заболеваний. Однако нужно понимать: человек может погибнуть от любой патологии. Но в случае заражения COVID-19 активизирует те болезни, с которыми человек жил, может быть, долгие годы и стремительно приближает наступление смерти. Если бы не вирус, человек мог ещё долго жить с каким-то, допустим, вяло текущим заболеванием почек. Мог бы, но его организм не справился с нагрузкой. И человека не стало…

Я, к слову, считаю, что по отношению к COVID наше общество разделено не на два лагеря, а на три. Первый – те, кто боится панически… Второй – те, кто вовсе не верит… И третий – те, кто разумно соблюдают необходимые меры безопасности. И я, врач, знаю: мы победим пандемию тогда, когда больше всего людей будет в третьем лагере.

 – Вы в курсе, что многие удивляются такой странности. В эпоху, когда селфи люди делают чуть ли не на фоне унитаза, снимков из коронавирусных больниц практически нет в интернете. Отсюда и наш последний вопрос. Правда ли, что все, кто выписывается из COVID-госпиталя, подписывают о какие-то документы о неразглашении тайны?

– Нет, это неправда. Единственное, что уже в первые сутки после поступления пациенты подписывают, то это добровольное согласие на оказание медицинской помощи. А при выписке каждый получает специальную брошюру – памятку о том, чем обрабатывать вещи дома, что нельзя делать и так далее. И это – единственная бумажная продукция, которую можно вынести из госпиталя. Поэтому всех, кто хотел передать своим родным книги в госпиталь, мы предупреждали: обратно её забрать будет нельзя.

Что касается селфи… Могу заверить: никто не запрещает людям фотографироваться. Но, видимо, делать это больные не имеют желания.

 Впрочем, знаю, что иногда пациенты просят персонал сфотографироваться с ними – на память. Видела, что фотографируют свою палату и еду, которую им приносят. Это – для семьи, контактов с которой все пациенты госпиталя лишены на весь период лечения. Впрочем, как и персонал учреждения во время своей «трудовой вахты».

Надо сказать, что и пациентам, и врачам нелегко не только морально, но и физически – люди вынуждены всё время находиться в масках. И не могут, что называется, подышать свежим воздухом. Представляете себе? Наверное, поэтому и фотографии не выкладывают в сети – мало радости от такой картинки…

УЖЕ ПО ОКОНЧАНИИ интервью Марина Тягульская добавила кое-что от себя. Она подчеркнула: чтобы одержать общую победу над вирусом, который парализовал привычную жизнь людей, очень важно следовать простым правилам. Надо соблюдать меры безопасности и учить этому своих детей. Нужно не бояться врачей. Вовремя обращаться за специализированной помощью – как только возникает ощущение странного недомогания. Ведь даже среди случайно обследованных людей находят заболевших…

– Мы благодарны своим пациентам за то доверие, с которым они принимают назначенное им лечение, – сказала Марина Анатольевна. – Ведь в тот момент, когда началась пандемия, в ПМР не было готовых специалистов. Врачам приходилось много читать на эту тему, смотреть лекции…. Мы обсуждаем всё с коллегами, сравниваем лечение, опыт. Мы благодарны, что пациенты в нас верят. Так вместе мы и пройдём это испытание.

«ДД» №34



Ваш комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ТО, ЧТО СЕЙЧАС ЧИТАЮТ