Общество

На чужой сторонке

Образование I Виктория ПАШЕНЦЕВА, Владимир АНДРОНАКИ, Аурика ТИТ © ДД

17 июля 2019, 19:21


ВОТ И МАКУШКА лета… Примета этого времени – окончание приёмной кампании в вузы. Хотя, конечно, в разных странах свои правила и сроки поступления. Но абитуриентов это не смущает – как правило, готовиться к поступлению они начинают задолго до того, как определяются с конкретным местом учёбы. И, кстати, очень многие из них делают выбор в пользу образования за границей. Причём сегодня это могут позволить себе не только богатые… Но что заставляет людей приобретать профессию не у себя на родине, а на чужой сторонке? Корреспонденты «ДД» попытались понять это на примере России, Молдавии и Приднестровья.

ЧТО В БОЧКЕ ЗАРУБЕЖНОГО МЁДА?

В Приднестровье учёба в иностранных вузах очень даже приветствуется властями. Это подтверждают «информационные стенды» на сайте министерства образования ПМР о правилах поступления в российские вузы.

Причём учиться в России приднестровцы могут «за счёт бюджетных ассигнований федерального бюджета в пределах установленной правительством Российской Федерации квоты». Или «за счёт собственных средств в соответствии с договорами об оказании платных образовательных услуг». Но, конечно, для большинства абитуриентов первый вариант предпочтительнее. Что вполне понятно – такое обучение выгодно для семейного бюджета.

Для бюджета ПМР решение кадровых проблем республики за чужой счёт тоже, конечно же, выгодно. Тем более, что список профессий, которые можно получить в республике, не так уж велик.

Да и нужно честно сказать: уровень подготовки специалистов в Приднестровье зачастую ниже зарубежного. Сказывается, увы, отсутствие у наших образовательных учреждений достойной материальной базы. Так что республику устраивает возможность восполнить этот пробел в профессиональном образовании.

Но только есть у этой бочки зарубежного мёда своя ложка неприятностей – получив образование за рубежом, молодые приднестровцы не хотят, как правило, возвращаться домой.

И выходит в итоге, что государство «теряет мозги». Ведь, чтобы получить квоту на обучение в российском вузе, соискатель должен доказать свою интеллектуальную состоятельность. То есть не только хорошо сдать ЕГЭ, но и пройти через другие ячейки отборочного «сита». Так что квоту получают самые толковые… Естественно, и дипломированные специалисты из них получаются неплохие. По крайней мере хорошо подкованные теоретически. Но, увы, они не видят профессиональных перспектив на своей маленькой и небогатой родине. И трудоустраиваются в более богатых странах.

Конечно, эта проблема возникла не сегодня. И приднестровские власти давно уже задумываются на тем, как её решить. Только вот государство так и не сумело придумать прозрачный, понятный и дееспособный механизм возвращения специалистов, получивших образование за пределами республики. Поэтому власти пошли другим путём – сегодня в ПМР законодательно закреплена возможность электронного обучения и дистанционных образовательных технологий. Правда, не все профессии и специальности можно получить таким образом. И это правильно, поскольку трудно стать, к примеру, настоящим врачом, обучаясь дистанционно…

Впрочем, в любом случае обладатель диплома, полученного по этим новым образовательным технологиям, хорошим профессионалом сможет стать не скоро. Это подтверждает опыт таких известных в России вузов, как Северо-Западный политехнический университет и Московский институт стали и сплавов. Когда-то в ПМР, точнее в Рыбнице, они имели свои филиалы. Но если уж говорить откровенно, рыбницкие выпускники СЗТУ и МИСиС вряд ли могут конкурировать с теми, кто получал такие же дипломы в Санкт-Петербурге и Москве.

Рыбница.

ТУТ МЕНЯ НАУЧАТ

На днях читаю новость: мол, учёные Алабамского медицинского колледжа что-то там открыли в проблеме похудения. Я, извините, обалдел! Во как нахомутала пресса! Колледж – это, как известно, учебное учреждение среднего специального образования. В советские времена – ПТУ и техникумы. Но откуда там учёные, какие там открытия? Вы бы ещё написали, что в какой-то оклахомской школе на адронном коллайдере восьмиклассники открывают тайны мироздания.

У нас всё ещё силён миф о невероятном уровне образования за рубежом и безнадёжном отставании России. Дескать, и в яслях там открывают таланты у младенцев, и университеты выпускают прямо-таки сплошь докторов наук. Не то что наши!.. Вот и стремятся те, кому позволяют средства, отправить своё чадо на учёбу за рубеж. Хоть куда!

Гарантия ли карьерному успеху заграничная учёба? Как сказать. Там ведь не только дают знания, но и тщательно промывают мозги. Не все возвращаются на Родину. А кто вернулся, того не узнать: беспощадный критик Отечества и власти. Или того хуже.

Да вот свежий пример. Пару недель назад был арестован некто Александр Воробьёв, помощник уральского полпреда президента. Чиновник с блестящей карьерой по гранту отучился в Польше в Национальной школе госуправления… А сейчас компетентные органы взяли его под микитки по подозрению в госизмене: шпионил на польскую разведку, имел польский паспорт. Вот так там учат…

Что ж теперь, нашему абитуриенту чураться какого-нибудь Кембриджа как чёрт ладана? Нет конечно. Как заметил Владимир Путин во время прямой линии с ведущими вузами страны, «нет ничего зазорного поучиться и за границей. Но в целом, если пользоваться возможностями российской образовательной системы, то действительно, часто такой необходимости не будет возникать». Более того, государство в ряде случаев даже оплачивает такую учёбу, но с условием, что выпускник вернётся в Россию и отработает оплату. Кто соблазнялся нарушить договор, того ждал штраф в двукратном размере. Впрочем, две недели назад президент своим указом штраф отменил: просто верни за учёбу – и будь здоров!

Так всё-таки как выглядят российские вузы в мировой табели о рангах? Рейтингов (исключительно зарубежных) на чей счёт много, а их объективность весьма сомнительна. Тем не менее, в 500 лучших университетов, по версии британской компании Quacquarelli Symonds, вошли 25 российских вузов. По сравнению с прошлым годом 15 вузов из 25 смогли улучшить свои показатели. МГУ, лучший из наших, занял 84 место, поднявшись на шесть позиций.

Но куда объективней открытые состязания. В апреле представители России восьмой год подряд побеждают на чемпионате мира по спортивному программированию. Первое место заняли студенты МГУ, а команды из МФТИ и ВШЭ вошли в тройку призеров. Каково! Наши «ломоносовы» одни из лучших и в других науках.

И руки у наших ребят золотые. В прошлом году на чемпионате мира по рабочим и инженерным профессиям WorldSkills в Абу-Даби российская сборная заняла первое место в командном зачете. В этом году чемпионат для каменщиков, сантехников, ювелиров, парикмахеров и т. д. пройдёт в Казани. Наши «пэтэушники» готовы повторить успех. К слову, их готовят обычные российские колледжи, те, некогда советские ПТУ и техникумы.

Симферополь.

В ПЛЕНУ МЕЧТАНИЙ

НЕЛЬЗЯ СКАЗАТЬ, что сегодня в Молдавии нет возможности получить высшее образование по специальности, которая тебе нравится. В республике работают 13 вузов – государственных и негосударственных, в том числе филиалы зарубежных институтов и академий. Однако многие выпуски школ даже не рассматривают вариант получения профессии в молдавских учебных заведениях.

ПОТЕНЦИАЛЬНЫЕ абитуриенты изначально ориентируются на обучение за рубежом – в России, Румынии, Болгарии, Польше… Самые смелые отправляются в Германию и США. Ведь это гарантирует впоследствии, как минимум, хорошо оплачиваемую работу в престижном учреждении. Или даже больше – возможность пустить корни где-нибудь в более богатой, чем Молдавия, стране.

Кстати, примечательно: молдавские политики призывают молодежь получать образование на родине. Но большинство из них предпочитает учить своих детей за границей. В том числе, как утверждает «Комсомольская правда», бывший премьер-министр Павел Филип – оба его сына, Юлиан и Думитру, учились в европейских университетах и остались работать за рубежом.

В плену мечтаний о такой карьере находятся не только отпрыски власть предержащих молдаван, но практически все, кто отправляется за знаниями в другие государства. Очевидно, ни у молодёжи, ни у политиков нет надежды на светлое будущее в Молдавии. Потому что нет объективных оснований предполагать, что экономика страны в ближайшем будущем обеспечит её жителям такой же уровень жизни, как в развитых странных Европы или Америки. В прошлом году, например, эксперты констатировали деградацию национальной экономики, что стало следствием нестабильности государственного управления. В частности, директор Центра стратегических исследований и реформ Галина Шеларь считает: одна из ключевых проблем молдавской экономики – её ориентация на внутренний спрос в условиях массового оттока населения из страны. То есть за годы, прошедшие после развала СССР, Молдавия так и не смогла создать какую-то новую отрасль в ответ на потребности мирового спроса.

И что же в такой ситуации государство может предложить студентам и молодым специалистам, чтобы стимулировать их желание учиться в молдавских вузах? В 2017 году правительство наконец-то решилось на индексации стипендий. Максимум достиг восьмисот леев. А в конце 2018 года «счастье привалило» уже работникам бюджетного сектора – зарплата тех, у кого пока нет особых заслуг (читай: молодых специалистов – А. Т.) увеличилась до двух тысяч леев.

При этом в соседней Румынии оклады квалифицированных специалистов, в частности врачей, могут исчисляться в тысячах евро. Потому не стоит удивляться результатам социологических опросов. А они показывают: 85 процентов молдавских врачей готовы работать в Румынии; 7 процентов пытаются уехать в любую страну ЕС и остаться в системе здравоохранения, а 3 процента – тоже стремятся в Европу, но согласны работать там хоть кем.

Правда, были среди участников опроса и те, кто согласен работать в своей стране – таких тоже оказалось три процента. Но смогут ли они обеспечить процветание родины, когда остальные 97 процентов готовы бежать куда глаза глядят?

Кишинёв.

2 стр. «ДД» №29



Ваш комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ТО, ЧТО СЕЙЧАС ЧИТАЮТ