Наш мир

Конец света: реальная угроза

Экология I Владимир Андронаки, Виктория ПАШЕНЦЕВА, Аурика ТИТ © ДД

15 апреля 2019, 10:39


КОНЕЦ СВЕТА для землян всё же может наступить... К этому выводу подталкивает доклад ООН о численности населения нашей планеты («Главная беда Земли», «ДД», №14’2019). Напомним, там говорится, что сейчас в мире проживают 7,7 миллиарда человек. А к концу века цифра может увеличиться более чем на 3 миллиарда. Вот эксперты ООН и предупреждают: перенаселение негативно скажется на всех существующих сегодня экосистемах и будет иметь давление на природные ресурсы.  Это уже ощущает на себе население целых стран, где с каждым годом всё острее становится проблема нехватки питьевой воды. В канун международного Дня Земли журналисты «ДД» предлагают читателям сообща ещё раз поразмышлять над тем, как можно предотвратить эту глобальную катастрофу. Для примера попробуем разобраться в «частных водных» экологических проблемах конкретных стран – России, Молдавии и Приднестровья.

МОРЕ ВОЛНУЕТСЯ – РАЗ!

 Месяц назад в Крыму вспыхнул громкий скандал.  Прямо на пляже.

На песчаной косе между сёлами Поповка и Штормовое появилась стройка. Местные жители быстро выяснили, что администрация Сакского района дала некоему инвестору добро на строительство креветочной фермы. Народ устроил пикет прямо на площадке и встал стеной перед грузовиками. Новость взбудоражила крымчан, привлекла внимание главы республики Сергея Аксёнова и депутата Госдумы Натальи Поклонской. После короткого выяснения ситуации в высоких кабинетах, стройку закрыли, инвестора поблагодарили за сговорчивость и пообещали подыскать новое место для доходного бизнеса.

Ура? Ну, как бы да. Но ведь и нет.

К общественности прислушались. Однако оставили в неведении насчёт деталей инвестпроекта. Конечно, начинать такую стройку без учёта мнения жителей сёл неверно. Да и застраивать песчаный пляж недальновидно. С другой стороны, креветки – это вкусно и прибыльно, а современное производство может быть таким экологически чистым и внешне изысканным, что лишь украсит пустынный пейзаж. К тому же ферма – это рабочие места. Пока же бизнес в этих сёлах лишь теневой – сдача жилья «дикарям» почти безо всякой уплаты налогов.

Короче, вроде бы и спасли пляж, а туман остался. Мнение экспертов так и не прозвучало.

Но история с небольшой креветочной фермой не идёт ни в какое сравнение с судьбой фешенебельной «Бухтой Мечты». Ещё в украинские времена огромный рекреационный комплекс отгрохали прямо на берегу заповедного урочища Ласпи под Севастополем. Как киевские нувориши получили разрешение на строительство пояснять не надо. На предупреждения местных гидрогеологов и протесты экологов отмахнулись. И что? Сегодня, с одной стороны, море неукротимо подмывает берег, а с другой – оползень давит на многоэтажный монстр, который покрывается трещинами.

Судьба «Бухты Мечты» предрешена. А вот изуродованное урочище с уникальным можжевеловым лесом жалко.

Как только Украина получила свою «незалежность» в 1991 году, так ушлый народ бросился рвать на куски ценную прибрежную землю. Благо тому потворствовало безвластие 90-х годов, да и «нулевых» лет, когда самый строгий запрет решался лишь величиной взятки. И сейчас набережные приморских городов и посёлков зачастую выглядят убогим нагромождением уродливых строений.

А для моря жилищное мародёрство обернулось экологической бедой. Огромный поток канализационных стоков сбрасывается на узкую отмель, отравляя не только подводный мир, но и угрожая здоровью курортников, которые порой плещутся в тёплом августовском «бульоне», как говорят санэпидемиологи.

Да, пять последних лет федеральные и местные службы чистят крымские «авгиевы конюшни». И немало удалось сделать. Со строительством в стометровой зоне вроде бы покончено, хотя «кто-то кое-где у нас порой». Что по закону можно закрыть, снести или перенести – сносится и переносится после долгих судебных тяжб. Счёт идёт на сотни и сотни построек. Строятся очистные сооружения. Нарушителей бьют штрафом и компенсацией ущерба.

Ситуация медленно, но выправляется. Как когда-то метко заметил Михаил Жванецкий, «мы лежим, сидим, валяемся, но на правильном пути». Сказано было по другому поводу, но сейчас афоризм как раз к месту.

Симферополь.

СЕБЕ РОЕМ ЯМУ

10 апреля в Приднестровье началась традиционная уже акция «Чистый берег», в рамках которой власти организуют уборку водоохраной зоны Днестра и очистку береговых зон озёр и малых рек. Организованно наводить порядок вблизи водоёмов приднестровцы будут два месяца – до 10 июня. А вот проблемы экологии самих водоёмов власти не могут решить уже многие десятилетия.

 РЕЧЬ ИДЁТ в первую очередь конечно же, о загрязнении водных ресурсов. Вот, к примеру, в конце минувшего года с небольшого участка русла Днестра работники Бендерского речного порта извлекли без малого 294 тонны топляка. Понятно, что затонувшие деревья представляют собой опасность не только для купальщиков. Перегнивая в воде, они ухудшают и без того плохое её качество.

Почему плохое? Потому что главная водная артерия нашего региона уже несколько десятилетий сродни обычной сточной канаве, которую люди регулярно пополняют неочищенными стоками («Река тревоги нашей», «ДД» №???’2019).

Это большая беда, хотя её нельзя увидеть невооружённым глазом – нужно провести лабораторное исследование. Или попасть в инфекционное отделение больницы. Но вот то, что Днестр с каждым годом становится всё мельче, зарастает камышом и водорослями, замечают даже не специалисты.

Теперь уже ясно: в прошлом веке строительство плотин в Дубоссарах и Новоднестровске обеспечило людей электроэнергией, но негативно сказалось на здоровье самой реки. А ещё шесть гидроузлов, строительство которых в нынешнем веке планирует Украина, окончательно уничтожит этот природный резервуар, из которого пьют почти три миллиона человек – жители Молдавии, Приднестровья и Украины.

Что сдерживает рвение украинских лжепатриотов, трудно сказать. То ли общественное внимание к такой печальной перспективе… То ли нехватка денег в казне… Как бы то ни было, но пока проект, грозящей общей реке гибелью, заморожен. Однако остаётся у Днестра уже давняя и тоже рукотворная проблема. Её название – безвозвратное изъятие песчано-гравийной смеси. О масштабах её говорят цифры.

Промышленная добыча ПГС для нужд набирающего обороты строительства началась в советской Молдавии после Великой Отечественной войны. О масштабах говорят данные статистики. За 40 лет, начиная с 1950 года, из Днестра было изъято 73,6 миллиона кубических метров песка. Но в конце 1980-х тревогу забили учёные. Уже тогда появились доказательства того, что экология региона – под угрозой, так как теряет естественный гидрофильтр. Чтобы сохранить реку, власти разрешили только дноуглубительные работы, необходимые для безаварийного судоходства.

Но вот после развала СССР движение пассажирских и грузовых судов на Днестре фактически прекратилось. Однако с 1999-го по 2008-й год река лишилась ещё почти пятисот тысяч кубометров песка и гравия. И добыча ПГС идёт до сих пор! Правда, в гораздо меньших объёмах.

В частности, в Приднестровье этим делом занимаются Бендерский и Рыбницкий речные порты. Хотя власти уверяют: этим предприятиям разрешено работать только в строго определённых местах – на перекатах, которые образует река.

То же самое, к слову, происходит и в Молдавии, где принят закон о внутреннем судоходстве. Он позволяет добывать песок и гравий из русла рек. Причём депутаты отвергли заключение комиссии по экологии, в котором говорится о катастрофических последствиях такой деятельности. Законодателям показался более убедительным отчёт комиссии по экономике – кстати, не утвержденный большинством членов этой самой комиссии. Закон лоббировали как раз те, кого больше волнует не восстановление судоходства, а доходы от добычи и продажи ПГС. Ведь возить по Днестру и нечего, и некуда…

Вывод напрашивается сам собой: хищнически относясь к Днестру, мы сами себе роем яму. Реку, конечно же, необходимо чистить. Но поднятые со дна песок и гравий нужно возвращать в реку – выше по течению. А мы что же?

Рыбница.

ВОДНАЯ ВАКХАНАЛИЯ

 Многолетние наблюдения молдавских экологов за состоянием Днестра доказывают: именно хозяйственная деятельность людей – главная причина медленной гибели реки, которая входит в десятку самых крупных рек Европы.

 Кстати, в этом «европейском топе» Днестр не на последней, а на девятой строчке. Его длина – 1.352 километра. Годовой сток – в среднем 10,2 км³. Зарождаясь в Карпатах, недалеко от границы с Польшей, река течёт через Украину, Молдавию и Приднестровье. И в тридцати пяти километрах от Одессы впадает в Чёрное море.

Но не зря говорится, что у семи нянек дитя без глазу. Трансграничный статус реки не делает её предметом заботы стран, которые она разделяет и объединяет одновременно. И государства, которые имеют выход к Чёрному морю и, по идее, должны беспокоиться об экологии наполняющих его рек, к проблемам Днестра равнодушны. Максимум, что они делают, – это соглашаются с молдавскими экологами. А эксперты говорят: главная проблема реки – Днестровский гидроузел, который включает ГЭС-1, ГЭС-2 и гидроаккумуляционную станцию (ГАЭС), расположенные в Черновицкой и Винницкой областях.

Сегодня три эти объекта входят в крупнейшую госкомпанию «Укргидроэнерго». Но строились они ещё в советское время, когда существовала единая энергетическая система. Но когда отдельные её участки стали собственностью разных государств, механизм управления сбросом и накоплением воды в водохранилищах стал давать сбои. Самой яркой иллюстрацией начавшейся водной вакханалии может служить наводнение 2008 года. Тогда в Молдавии и Приднестровье пострадали десятки прибрежных населённых пунктов.

На ликвидацию последствий того паводка в пострадавших районах ушло несколько лет. А вот жизнь обитателей водоёма никогда уже не будет такой, как до строительства гидросооружений. Ведь микроклимат здесь стал совершенно другим. К примеру, в водохранилищах температура воды осенью – выше нормы, а весной и летом – ниже. Поэтому рыба приходит на нерест с опозданием, а большая часть отложенной икры так и не становится мальками. Кроме того, из-за уменьшения скорости воды в ней стали бурно разрастаться водоросли, что тоже затрудняет нерест. К тому же река заиливается…

Во всех этих бедах Молдавия винит украинских энергетиков. Но, объективно говоря, любая деятельность человека плохо сказывается на экологии Днестра. Ведь и Молдавия небезупречна в этом плане. В списке того, что наносит ущерб здоровью реки – вырубка лесов на природоохранной  территории реки, выпас здесь скота, несанкционированные свалки, незаконная добыча песка, промышленное загрязнение русла, слабый контроль государства. Плюс далеко несовершенная система наказания для тех, кто нарушает установленные нормативы…

Так что эксперты считают: без комплексного решения этих проблем, даже если никаких новых ГЭС на реке не построят, а Днестровский узел будет работать как положено, воды в Днестре не прибавится и чище она не станет.

Кишинёв.

2 стр. «ДД» №16 (12.756), 18 – 24.04.2019



Ваш комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ТО, ЧТО СЕЙЧАС ЧИТАЮТ