Чащоба проблем и секретов

Информация к размышлению I Юлия ВЛАСЮК © ДД

7 сентября 2019, 14:16


15 сентября – День работника леса и деревообрабатывающей промышленности

БУТОР, Индия, Кицканы, Загорное, Слободзея… Объединяет все эти приднестровские  населённые пункты одно: возле них недавно были вырублены довольно большие участки леса. Информацию об этом можно найти на сайте экологического движения ЭкоПМР. Там же и фотографии: пеньки, кучи веток и… пустота.

А ведь лесных насаждений в Приднестровье раз, два – и обчёлся. Они занимают лишь около шести процентов общей площади земель республики. Поэтому если лес рубить направо и налево, то через пару лет мы останемся вообще на бобах. И не будет тогда ни грибов, ни ягод, исчезнут многие виды птиц и животных, начнётся массовая эрозия почвы, изменится микроклимат, воздух станет грязнее… В общем, экологическая катастрофа.

Впрочем, может не стоит паниковать? Ведь есть же понятие санитарные рубки леса, которые необходимы для его оздоровления. Причём они бывают не только выборочные, но и сплошные – на землях, где деревья слишком старые или поражены вредителями. А потом сотрудники лесничеств засаживают «полысевшие» участки новыми саженцами, которые для этого специально выращивают в питомниках. Вот, например, министерство сельского хозяйства сообщает, что только за 6 месяцев 2019 года было создано больше 100 гектаров нового леса. А также разработана рассчитанная на 20 лет программа по восстановлению дубрав, которая уже находится на утверждении в Верховном Совете ПМР. Так что вполне возможно, что на месте вырубленных деревьев скоро зашумят новые рощи и дубравы.

Однако общественники уверены, что и в нынешнем, и в прошлом году под предлогом санитарной необходимости вырубались молодые и здоровые деревья с целью продажи их на дрова или в качестве деловой древесины. Чтобы опровергнуть или подтвердить эти подозрения, активисты ЭкоПМР ещё в октябре прошлого года обратились в министерство сельского хозяйства с просьбой предоставить информацию об объёмах заготовки древесины, об участках, которые были отведены под рубку, о запланированных мероприятиях по лесовосстановительным работам…

Однако полных ответов на свои вопросы так и не получили. Например, объёмы заготовки древесины минсельхоз отнёс к секретной информации. Мол, часть её идёт на мобилизационные ресурсы. А за информацией о состоянии лесного фонда отослал к статистическому ежегоднику госслужбы статистики. Вот только последний раз этот документ публиковался в открытом доступе в 2018 году. И сведения в нём представлены за 2017 год. А более свежей информации нет. Не нашлось её и в отчётах минсельхоза или службы экологического контроля. Эти ведомства подробно отчитываются только о том, сколько поручений президента они исполнили, обращений граждан рассмотрели, законопроектов подготовили, проверок провели и так далее. Однако по характеру всей этой деятельности понять, на каком свете сегодня находятся леса в Приднестровье, довольно сложно.

Немного пролили свет на лесное дело документы, которые министерство сельского хозяйства всё же согласилось обнародовать в ответ на запрос Эко ПМР. Хоть и оговорилось, что они не относятся к информационным материалам. Речь идёт об акте проверки отвода лесосек в рубки и приказе об утверждении лесосечного фонда на 2019 год. И, по-моему, информация в этих документах весьма красноречива. Например, анализ акта проверок показал, что не зря общественников насторожила деятельность лесничеств, особенно Кицканского, где в последнее время рубки проходят особенно активно. Комиссия минсельхоза «забраковала» сразу пять участков, запланированных лесничеством для сплошной санитарной рубки леса. Причины тому разные. Одни участки попросту не нуждались в санитарной рубке, на других была занижена сортность пород…

В результате минсельхоз не дал разрешение на их вырубку. Однако открытым всё же остался вопрос: работники Кицканского лесничества просто недостаточно квалифицированы и поэтому так много участков необоснованно отвели под санитарную рубку? Или всё же злонамеренно сделали это? Очевидно, что минсельхоз должен был принять меры к тому, чтобы снизить количество подобных случаев. А вот принял или нет, это мы узнаем, когда будет опубликован акт отвода лесных участков под санитарные рубки на 2020 год. Если опубликуют… Вдруг к тому времени он тоже станет секретной информацией?

Кстати, даже если участки леса отводятся под вырубку обоснованно и правильно, то это не гарантирует, что будут вырублены только старые и больные деревья. Например, 15 августа представители ЭкоПМР совместно со службой экологического контроля обследовали один из участков Кицканского леса, на котором в 2018 году проводилась санитарная рубка. В результате были обнаружены пни, на которых отсутствовали метки, разрешающие вырубку. Тогда лесфонд лишился 181 дерева различных пород. Все ли они были вырублены целесообразно, служба экологического контроля не смогла определить. Поскольку предприятие «Приднестровье-лес» не предоставило необходимых документов.

Кроме того, «облысевший» участок был захламлён ветками и валежником. Хотя по правилам их должны были вывозить в процессе рубки. Причём минсельхоз ранее сообщал общественникам, что представители министерства и руководство предприятия «Приднестровье-лес» контролируют выполнение этого правила. Ещё раз заострю внимание читателя на этом моменте: вырубка леса проводилась в 2018 году, а проверка места, где это происходило, в 2019-м. И её проводил не минсельхоз, а совершенно другая госструктура. Так что контроль явно не слишком строгий.

Служба экологического контроля выписала предписание об очистке места, где был вырублен лес. И направила материалы проверок в правоохранительные органы для расследования и привлечения виновных к ответственности. Но будет ли кто-то наказан за незаконную вырубку леса и как, возместят ли виновные ущерб или отделаются выговором – это ещё вилами по воде писано. А деревьев нет. И появятся они на облысевшем участке Кицканского леса ещё не скоро. Да и появятся ли вообще?

Так что можно сделать вывод, что леса наши оказались в роли одноглазого дитяти при семи няньках. Вроде и минсельхоз, и госслужба экологического контроля, и руководство «Приднестровье-лес» контролируют рубки леса, но щепки летят во все стороны. Да ещё при этом в открытом доступе нет полной и разносторонней информации, а также статистики. Сплошной лес секретов…

Зато не секрет, что сегодня работать в лесничестве могут только люди, которые действительно без памяти любят лес, или те, кто хотят на нём нажиться незаконными методами. Потому что средняя зарплата в этой сфере чуть выше минимальной для бюджетников: 2.169 рублей. При этом по сравнению с прошлым годом она снизилась. Так стоит ли ради этих копеек получать специальное образование где-нибудь за сотни километров от дома, наматывать километры по бездорожью, заботливо взращивать каждый саженец и воевать с варварами, которые уничтожают лес всеми способами?

Будем надеяться, что большая часть из почти трёхсот работников лесного хозяйства всё же те самые энтузиасты, благодаря которым в Приднестровье до сих пор есть леса. И будут… Вопреки всем угрозам, главная из которых – людская безответственность и корыстолюбие.

2 стр. «ДД» №37



Ваш комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ТО, ЧТО СЕЙЧАС ЧИТАЮТ