Власть

Колесо Фемиды

Маленький человек | Лёня БОЙЦОВ © ДД

22 декабря 2018, 01:42


– ПОМОГИТЕ, пожалуйста. Моего сына в тюрьму отправляют. А я инвалид первой группы и кроме него у меня никого из детей рядом больше нет. Что мне делать? Из телефонной трубки донеслись рыдания. Когда женщина немного успокоилась, удалось узнать подробности беды, случившейся с её семьёй. История эта оказалась до обидного простой. И тем неожиданней была развязка. Но обо всём по порядку.

ИТАК, Виталий Доросевич, житель Рыбницы, неоднократно судимый. В последний раз был осуждён за оскорбление милиционера. Приговор – 9 месяцев отчислять в доход государства 20 процентов заработка. Однако по ходатайству прокурора срок увеличили до 12 месяцев. Эти-то три месяца и сыграли роковую роль. Чтобы выполнить требование суда, Виталий начал искать работу. Но куда бы он ни обращался, везде получал отказ. Оно и понятно: зачем работодателю брать неоднократно судимого человека на работу, если кругом полно безработных с более привлекательным резюме? И неважно, что Виталий может и слесарничать, и собирать мебель, и ремонтировать машины… Общество поставило на нём клеймо – судимый, рецидивист. Оставалось одно – встать на учёт в центр занятости.

Девять месяцев из пособия по безработице, назначенного Виталию, шли отчисления в размере 20 процентов в доход государства. За это время работу своему подопечному сотрудники центра занятости так и не нашли. Хотя, например, по данным на седьмое  декабря, опубликованным на сайте госадминистрации, в Рыбнице были 154 рабочих вакансии. На некоторые из них, возможно, Виталий Доросевич претендовать не мог в силу отсутствия профильного образования, но разнорабочим вполне мог бы устроиться. Однако…

В общем, когда истекли положенные 9 месяцев, центр занятости снял Виталия Доросевича с учёта и отправил на самостоятельные поиски работы. А её надо было найти срочно. Ведь необходимо было ещё 3 месяца отчислять в доход государства 20 процентов заработка. Однако работу никак не удавалось найти. В итоге состоялся новый суд. Виталий просил, чтобы приговор изменили. Он готов был отдать долг государству общественными работами, единовременным штрафом, но только бы не отправляться в тюрьму. Но суд был непреклонен – ищи работу и всё тут.

Помыкавшись, потыкавшись, Виталий Доросевич решил, что единственный выход из этой ситуации – зарегистрироваться в качестве предпринимателя и взять патент на сборку мебели. И тут обнаружился ещё один нюанс – оказывается, если официальный безработный решает перейти в разряд патентщиков, то ему положена 100-процентная льгота на стоимость патента в течение 6 месяцев. А потом ещё столько же времени он будет платить за патент 50 процентов. Такое нововведение недавно установили законодатели, чтобы создать новые рабочие места и стимулировать развитие малого бизнеса. Однако информацию об этом сотрудники центра занятости до безработных не доводят, поскольку это не входит в их обязанности. Возникает закономерный вопрос: откуда тогда безработные должны узнавать о такой прекрасной возможности для трудоустройства?  Взять того же Виталия Доросевича  –  за право стать патентщиком он должен был платить по полной: чуть больше ста рублей за регистрацию в качестве  предпринимателя, около 200 рублей налог на благоустройство и за патент… Короче говоря, всего около 800 рублей

Сразу взять и вынуть из кармана такие деньги Виталий не смог. А когда он нашёл деньги и разузнал, куда обращаться и какие документы необходимы, подошёл срок нового судебного заседания. Мужчина озвучил свои планы в суде, но оказалось, что блюстители закона не считают предпринимательство официальным трудоустройством. В результате Виталий Доросевич будет встречать Новый год в тюрьме. А его мама, инвалид первой группы осталась без поддержки сына на долгие четыре недели.

КАЗАЛОСЬ БЫ, всё правильно. Закон есть закон. И если ты его не исполняешь, то будь добр неси наказание. Но в том-то и дело, что Виталий Доросевич не собирался отлынивать от своих обязательств. Но обстоятельства оказались выше него. И тут возникает масса вопросов.

Почему блюстители закона не считают тех, кто работает по патенту, официально трудоустроенными гражданами? Ведь они платят налоги, им идёт рабочий стаж, который фиксируется в трудовой книжке.

Почему в центре занятости не нашли работу Виталию Доросевичу, учитывая его обстоятельства? Тем более что есть программа по трудоустройству социально незащищённых граждан, к которым относятся и судимые лица.

Почему суд, назначая наказание, не учитывает возможность его исполнения? Ведь законодательство часто предусматривает несколько видов наказания за одно и то же правонарушение или преступление, как это было и в случае с Виталием Доросевичем. Тем более что изменить наказание для него на общественные работы или штраф было бы целесообразнее, чем отправлять в тюрьму. Ведь в первом случае бюджет получил бы прибыток, а во втором – убыток, поскольку содержать человека в местах лишения свободы нынче недёшево.

Конечно, каждое должностное лицо в этой истории поступило в соответствии с законами, инструкциями и правилами. Но разве они важнее, чем человек? Ведь для Виталия Доросевича – это, возможно, ещё одно доказательство, что общество выбросило его на обочину и никогда не даст ему вернуться к нормальной жизни. Чтобы он ни делал, как бы ни поступал, на нём всегда будет стоять клеймо рецидивиста. Об этом ему будут напоминать чиновники, соседи, работодатели, правоохранители и все, с кем он будет так или иначе сталкиваться…

Всё это говорит о том, что в Приднестровье есть серьёзные проблемы с государственной системой. Она порой действует нецелесообразно, нерационально и формально. Хотя власти каждый раз подчёркивают, что наше государство социально ориентированное. Но если его гражданина могут отправить в тюрьму за то, что он не в состоянии выполнить свои обязательства перед государством, то грош цена такой ориентации.

Кто знает, может быть эта история заставит законодателей ещё раз проанализировать систему исполнения и назначения наказаний. И внести соответствующие изменения в законы. Например, такие, которые обяжут судей назначать наказания с учётом возможностей подсудимого. Стоит также изменить подход к оценке работы центров занятости. Ведь их главная задача – это не собирать статистику, а искать и использовать любую возможность для трудоустройства своих подопечных.

А до тех пор остаётся надеяться, что люди, попавшие под колесо Фемиды, не озлобятся и не утратят веру в справедливость, продолжат бороться за выживание. И выживут.

12.12 15:30 4 стр. «ДД» №51 (12.739), 20 – 26.12.2018



Ваш комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ТО, ЧТО СЕЙЧАС ЧИТАЮТ