Власть

Всё в нормах закона

Правовое поле I Лёня БОЙЦОВ © ДД

12 апреля 2019, 11:23


ИНОГДА складывается впечатление, что Конституционный суд нужен только в период политических кризисов, когда одна ветвь власти никак не может договориться с другой. А всё остальное время этот орган исполняет лишь номинальные функции.

ВСЕ МЫ ПОМНИМ 2016 год. Верховный Совет вступил в конфронтацию с тогдашним президентом Евгением Шевчуком и правительством. Тогда органы власти обращались в Конституционный суд аж 33 раза. А в 2017-м, когда произошла смена президента и кабинета министров, таких обращений не было ни одного. В 2108-м – всего два. Это были запросы от Верховного Совета о пересмотре ранее принятых постановлений КС по поводу прокуратуры. Конечно, радует, что разные ветви власти работают теперь в согласии. Но значит ли это, что теперь не возникает никаких вопросов по поводу конституционности нормативных актов, которые они принимают? Вряд ли можно утверждать это, если судить по обилию жалоб к уполномоченному по правам человека и в прокуратуру, которые исчисляются тысячами.

А вот в Конституционный суд от граждан в прошлом году поступило всего 16 обращений. Из них по существу рассмотрено только одно дело, по которому было принято положительное решение. То есть оспариваемый в жалобе нормативный акт судьи признали неконституционным. Остальные же обращения были отклонены по формальным причинам. Взять, например, дело Владимира Игнатьева, который оспаривал конституционность статьи закона, позволившей ликвидировать «Тираспромстройбанк». Однако суд не стал рассматривать это дело. Мол, необходимо устанавливать фактические обстоятельства дела, нет документов, доказывающих, что этот закон применялся именно к заявителю. То есть, по сути, конституционные судьи должны были просто определить конституционность определённой нормы определённого закона в порядке, так сказать, контроля, а гражданин не имеет права инициировать такое рассмотрение.

Возникает закономерный вопрос: почему? Почему гражданин не может потребовать от Конституционного суда проверить, соответствует ли Конституции тот или иной закон? Особенно если он считает, что этот нормативный акт нарушает его конституционные права, которые КС обязан защищать. Если это ограничение установлено законом «О Конституционном суде», значит надо менять нормы этого документа. Поскольку он, получается, нарушает право граждан на защиту своих конституционных прав и мешает Конституционному суду исполнять свои прямые обязанности.

Более того, существующий механизм вынуждает людей отказываться от защиты своих конституционных прав из-за того, что они не могут увязать свои обращения с огромным количеством формальных требований. Это часто не под силу даже профессиональным юристам, что лишний раз подчёркивает громоздкость и бюрократизм всей системы. К примеру, жалобу Александра Штембуляка конституционный суд отказывался рассмотреть три раза. В итоге Александр Владимирович окончательно разочаровался в системе правосудия, о чём неоднократно заявлял публично. А ведь он обращался в КС как в последнюю инстанцию, которая может восстановить справедливость и обеспечить выполнение норм Конституции. Поскольку все нижестоящие органы власти, в том числе и судебной, не смогли этого сделать. Но формальности оказались важнее справедливости и главного закона страны.

Надо сказать: даже сами судьи считают, что могли бы активнее защищать конституционные права и свободы граждан, если бы не были так сильно ограничены положениями закона «О конституционном суде ПМР». И председатель КС Олег Кабалоев уже подготовил законопроект, который должен расширить полномочия конституционных судей и позволит им более эффективно выполнять свой служебный долг. Насколько он облегчит доступ граждан к защите их конституционных прав, можно будет говорить, когда этот нормативный акт перейдёт в статус закона и будет опробован на практике.

Однако, честно говоря, возникают сомнения в том, что точечные меры способны кардинально изменить систему. Для этого нужны кардинальные реформы. А если их за столько лет так и не провели, то тут могут быть только две причины. Либо законодателям это не надо, поскольку их устраивает сложившееся положение дел. Либо в республике нет специалистов, которые могут подготовить базу для кардинальной реформы в системе правосудия. И в том, и в другом случае приднестровцам остаётся только посочувствовать. Потому что граждане в таком государстве всегда будут бесправны.

3 стр. «ДД» №16 (12.756), 18 – 24.04.2019



Ваш комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ТО, ЧТО СЕЙЧАС ЧИТАЮТ