Экономика

ЗЕМЛЯ ПРОКОРМИТ

11 ноября 2017, 09:40


ЗЕМЛЯ ПРОКОРМИТ

Если, конечно, к ней руки, голову и деньги приложить

Агросектор | Арина КОЛЧАНОВА

11.11.2017  9:40

СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО у большинства из нас ассоциируется с тяжёлой, малооплачиваемой работой.

Хотя, например, в Германии или Швеции фермерский труд давно механизирован и приносит хороший доход. А в Приднестровье сельские жители от зари до темна, не разгибая спин, ковыряются в земле или надрываются, таская вёдра с пойлом на ферме. При этом зарабатывают копейки. Неудивительно, что сёла  пустеют. А дети не пишут в школьных сочинениях о желании стать трактористами, доярками или агрономами.

Впрочем, несмотря ни на что, в Приднестровье ещё остались люди, для которых работа на земле остаётся призванием. Причём их не так уж  мало. Например, только в селе Гидирим Рыбницкого района действуют 43 крестьянско-фермерских хозяйства. Их владельцы занимаются животноводством, выращивают зерновые и бахчевые культуры. В общем, по  мере сил вкладывают свою долю в обеспечение продовольственной безопасности республики. В канун Дня работника сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности, который в ПМР отмечается 19 ноября,  журналисты «Доброго дня» посетили одно из фермерских хозяйств. Глава его – Василий Прокопов.

На снимке: фермеры из села Гидирим Василий и Валентина Прокоповы. Фото: Арина Колчанова / © ДД

ФЕРМЕРСТВОМ Василий Анатольевич занимается около 12 лет. До этого ездил на за­работки в Португалию. Скопил немного денег. Купил старенький трактор и ещё несколько лет зарабатывал с его помощью уже дома, в селе. А потом сельсовет начал раздавать людям колхозную землю. Вот и решил Василий Анатольевич взять надел за счёт паёв, положенных его семье. Поговорил ещё с некоторыми односельчанами. Они ему и свои паи доверили.

В общем, набралось около 70 гектаров, которые когда-то были заняты колхозными садами. Так что пришлось их раскорчёвывать. Но Василий Анатольевич справился с этой работой. Правда, ещё не до конца – около тридцати гектаров остались нерасчищенными. Это ведь де­ло дорогое и трудное – больше тысячи долларов приходится вкладывать в каждый гектар. А откуда их взять? Денег у фермеров остаётся немного после выплаты налогов и  денежных ком­­пенсаций по паям, а также затрат на первоочередные нужды. Одна надежда – на помощь со стороны.

Но и её приходится ждать. Например, развитию приднестровских фермерских хозяйств помогла Россия. Она выделила средства на выдачу им беспроцентных кредитов. В том числе и на раскорчёвку садов. Василий Анатольевич обратился в фонд госрезерва с заявкой. Но ему сказали, что лимит уже исчерпан, поэтому новые  заявки  будут принимать по мере возврата уже выданных денег.

– Вот пока сам потихоньку раскорчёвываю, – улыбается Василий Прокопов. – Земля ведь если простаивает, то прибыли не приносит, а налоги платить надо. Впрочем, я читал в газете*, что наша местная госадминистрация начала принимать заявки на получение кредитов для приобретения топлива. Вот  посмотрю, как у меня будет в конце года с деньгами, тогда, может, и возьму. Куплю топливо строго для раскорчёвки садов. А пока… Я же уже взял один кредит в банке сельхозразвития на покупку сенохранилища. Должен в 2018 году его выплатить полностью, но хочу рассчитаться до конца этого года.

Вообще дешёвые кре­диты – это хорошее подспорье для фермеров. Но получить их удаётся не всем. Фонд госрезерва из-за ограниченности в средствах не в силах удовлетворить все заявки. Банк же сельхозразвития не так давно обанкротился. Причём председатель этого учреждения Людмила Прутских ещё в прошлом году предупреждала о таком исходе, обвиняя во всём двух злостных неплательщиков. В общей сложности они не вернули банку более 77 миллионов рублей. Вот и получается: кто-то сорвал огромный куш, а фермеры Приднестровья лишились возможности получить столь нужную финансовую помощь. Вот и гидиримский фермер Василий Прокопов был бы рад получить хоть одну десятую долю от этих сумм. Но…

ЗАТОРМАЖИВАЕТ развитие фермерских хозяйств и непродуманная налоговая политика государства.

– Несколько лет назад  власти серьёзно подняли налог на строения, — объясняет фермер Василий Прокопов. – За один квадратный метр надо было уплатить пять рублей с копейками. А у меня сами видите – ферма большая, сенохранилище, зерноток. В общем, серьёзная сумма выходила. Тут ещё как раз засуха случилась. Написал я письмо президенту, чтобы выплату налогов отсрочили или сумму их уменьшили. Но мне ответили, что налоги мне начислены правильно, по закону. Так что пришлось платить как есть. Опять же отложил раскорчёвку садов, в долги залез. Но ничего, справился. А через какое-то время вышел то ли указ, то ли постановление, по которому налог за строения, используемые в сельскохозяйственных нуждах, снизили в 10 раз.

ПОНЯТНОЕ ДЕЛО, сам Василий Анатольевич хозяйство не поднял бы. С ним работают его жена Валентина и младший сын Иван. Старший, Василий, переехал с семьёй в Рыбницу. Рабо­тает там мастером на   комбинате хлебопродуктов.

– Ничего, мы справляемся и втроём, – улыбается Василий Анатольевич. – Жена по хозяйству хлопочет, скотину кормит. Сын права тракториста получил, с техникой возится. Я тоже в поле работаю.

Ферма  у  Василия Прокопова  не очень большая: около полусотни свиней, немного птицы, 15 голов крупного рогатого скота. Раньше коров у него вдвое больше было, но пришлось сократить стадо. Ведь для скота нужно пастбище,  нужна  земля, что­бы выращивать корма. Ведь закупать их – дорогое удовольствие. В Гидириме же почти все свободные земли уже разобраны. Так что фермеры, даже если бы хотели, но увеличить поголовье коров не могут. Хотя со сдачей молока проблем нет. Например, Василий Анатольевич заключал договор с тираспольским молочным комбинатом. Оттуда регулярно приезжала машина, забирала молоко, а потом предприятие перечисляло деньги на счёт крестьянско-фермерского хозяйства. Теперь же Василий Прокопов сам возит молоко на базар. А свиней продаёт перекупщикам. Потому что самому мясом торговать некогда. Ещё он сажает подсолнечник, пшеницу, кукурузу.

– Наверное, можно было бы расширить хозяйство, – говорит Василий Анатольевич. – У меня же и вся необходимая техника есть: три трактора, комбайн. Всё хоть и старенькое, но рабочее. Производст­венных площадей тоже хватает.  Вот только ку­да продукцию сбывать? Везти мясо на Украину или Молдавию сложно. Сейчас ведь везде границы. А местный рынок маленький. И если мяса на нём будет много, то и цена упадёт. Тогда выращивать свиней станет просто невыгодно.

КОРОЧЕ ГОВОРЯ, проблем у фермеров много. Но тем не менее они в состоянии прокормить свои семьи. И это, очень важно, учитывая, что в Приднестровье достаточно высокий уровень безработицы. Однако без помощи государства фермерство у нас вряд ли выживет. Слишком велики риски в этой сфере. Поэтому вкладывать в неё труд     и деньги могут только люди, для которых работа на земле – это призвание.

* «Кредиты дают», №42’2017, «ДД»

3 стр. «ДД» №46 (12.682), 16 – 22.11.2017



Ваш комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ТО, ЧТО СЕЙЧАС ЧИТАЮТ