Общество

Великий и могучий, но беззащитный

Собеседник по четвергам | Юлия ВЛАСЮК © ДД

11 октября 2018, 10:19


РУССКИЙ ЯЗЫК в Молдавии и на Украине превратился в политическое оружие. Демагоги всех мастей пытаются использовать его в своих интересах. Одни набирают себе политические баллы тем, что грозятся искоренить русский язык. Другие же стараются привлечь электорат обещаниями сохранить и защитить его.

В этих баталиях как-то забывается, что русский язык не мешает, а прекрасно дополняет коренные языки. Они стали государственными, но он, хотя и лишён в этих странах какого-либо статуса, всё же остался межнациональным. И помогает нам понимать друг друга, выражать свои мысли и эмоции. А насколько это прекрасно, в полной мере может понять лишь многонациональное Приднестровье, в котором три языка – молдавский, русский и украинский – имеют равный официальный статус, но при этом русский остаётся основным средством общения.

Но даже в Приднестровье русский язык сталкивается с определёнными проблемами. Какими? Об этом журналисты «ДД» решили поговорить с лауреатом Международного Пушкинского конкурса, учителем русского языка и литературы Мокрянской школы Людмилой Трояновской.

– Людмила Олеговна, расскажите, что это за конкурс, лауреатом которого вы стали?

– Международный Пушкин­ский конкурс проводится с 2000 года, его участники – учителя-русисты, работающие за рубежом России. По замыслу организаторов он должен способствовать развитию, популяризации и сохранению русского языка в иностранных государствах. В этом году в конкурсе участвовали представители 32 стран. На финальный этап в Москву приехали учителя из 23 стран, в том числе трое из Молдавии и Приднестровья, включая меня. И практически все говорили об одном, что в их странах закрываются русские школы, что русский язык стал заложником политиканов. Поэтому, когда я говорила, что в Приднестровье ситуация складывается с точностью наоборот, собеседники очень удивлялись. Для них было странно, что между Молдавией и Украиной, враждебно настроенных к России, существует республика, в которой русский язык возведён в самый высокий статус.

– То есть на территории нашей республики русский язык в защите не нуждается?

– Если от политиков, то нет. Но у нас есть другие проблемы. Например, языковая чистота. Нам кажется, что мы говорим на красивом, грамотном языке, но вот в Москве организаторы конкурса сразу по говору определили, что я и мои коллеги – из южного края. Да и некоторые привычные нам слова оказались для русских из других стран неизвестными. Например, ферянка (занавеска), шуфлятка (ящичек), тычка (палка).

– Мне кажется, что причина такой «уникальности» – многоязычное общество. К тому же у нас много смешанных семей. И люди говорят на суржике, смешивают несколько языков. Например, в Рыбнице это смесь молдавского, украинского, польского, еврейского, русского, болгарского… Но вы, наверное, не сталкивались с такой проблемой. Вы же из русскоязычной семьи?

– Не поверите, но мой папа украинец, а мама молдаванка. Учителем же русского языка и литературы я стала благодаря бывшему директору нашей школы. Юлия Давыдовна Дога сама филолог и заметила мой интерес к русскому языку и литературе. Посоветовала поступить в университет в Кишинёве, убедила, что у меня получится. Да и сейчас во всём поддерживает. Так что проблема многоязычия в семье мне хорошо знакома. Но, по моему мнению, многое зависит и от самого человека. Он должен работать над грамотностью своей речи, больше читать классическую литературу. Кстати, она может быть и не русской, а переведённой. Ведь переводами на русский занимались и занимаются сейчас отменные стилисты Нора Галь, Михаил Лозин­ский, Наталья Трауберг, Самуил Маршак, Лариса Беспалова… Да и к словарям надо обращаться, они и растолкуют неизвестное слово, помогут исправить ударение, обнаружить в знакомом слове букву «ё»…

– А вот с какими трудностями вы сталкиваетесь как учитель русского языка и литературы? Какие языковые проблемы испытывают наши дети?

– Грамотность речи – давняя проблема в молодёжной среде. И дети, и подростки, и те, кто постарше обращаются с языком очень небрежно: ставят ударения как попало, проглатывают окончания, увлекаются жаргонными и иностранными словечками, часто не понимая их смысл. А какой ужас творится в соцсетях! Сплошная безграмотность, которой никто не стыдится, какие-то обрубки слов, которые с трудом понимаешь. Возрастной сленг достиг таких высот, что впору говорить о современном этапе проблемы отцов и детей. И бабушек… Они друг друга не понимают! Поэтому молодёжь, например, общается «ВКонтакте», люди среднего возраста, более грамотные, предпочитают «Фейсбук», а пенсионеры оккупировали «Одноклассники». И если не бороться с этими поветриями, то языковое, культурное разобщение через 10 – 20 лет войдёт в норму. И связь поколений, а значит, и в целом общества значительно ослабеет.

– Но ведь язык представляет собой живую структуру, которая постоянно меняется. Так, может быть, это естественный процесс?

– Возможно. Если вспомнить русских классиков, то Антон Чехов тоже писал письма намерено короткими фразами. А Владимир Маяковский переписывался с Лилией Брик с помощью сокращённых слов. А сколько неологизмов вошло в наш язык в первой половине XX века! Но всё же есть нормы русского языка, которые необходимо сохранять и к которым надо стремиться. Поэтому нам, учителям-русистам, стоит больше уделять внимания тому, как говорят дети. Более того, по моим наблюдениям, им сейчас легче выразить свою мысль письменно, чем устно. И хотя это во многом зависит от характера ребёнка, но надо работать как над развитием письменной речи, так и устной. А заодно помогать и родителям работать над ошибками в их речи.

– И какова сейчас нагрузка на учителей русского языка и литературы?

– На наш предмет в 5 – 11 классах отводится 41 час в неделю. Моя нагрузка составляет 24 часа в неделю.. Но мы работаем с детьми дополнительно, ведём кружки, готовим выпускников к ЕГЭ. Наполняемость классов в сельских школах невысока: по 10 – 12 человек. Однако есть очень трудные дети, которые требуют индивидуального подхода. Кроме того, пытаемся участвовать во всех конкурсах, которые проходят в республике и за её пределами. Например, я постоянно просматриваю сайт Российского центра науки и культуры в Кишинёве и ищу любую возможность, чтобы помочь детям показать свои умения и таланты. Они же у нас рисуют, пишут стихи… Вот, например, в 2015 году мой ученик Максим Гинжул выиграл в одном из конкурсов путёвку в Санкт-Петербург. А в 2016 году он же и Аня Воронка, тоже моя ученица, ездили в Туапсе и Сочи как победители конкурса «Патриоты России». Другие дети тоже получали ценные призы за победу в различных конкурсах: флешки, ноутбуки, цифровой фотоаппарат. Это стимулирует их идти вперёд, развиваться. Да что там говорить! Мне самой было интересно поехать в Москву, побывать в театре. Такие поездки и детям, и взрослым помогают заново открывать мир, расширять его границы.

– А насколько сейчас привлекателен русский язык как средство общения? Ведь, например, в той же Молдавии дети принципиально не учат русский язык, уверенные в том, что он им не пригодится.

– Это тоже результат политических игрищ. Но для приднестровских детей русский язык был и остаётся одним из самых приоритетных. Потому что многие из них стремятся уехать в Россию, а там без грамотной русской речи делать нечего. К тому же русский язык весьма распространён в мире, его с удовольствием учат жители самых разных стран… Поэтому тот, кто пренебрегает его изучением, сам себе ставит подножку.

ДОБАВИТЬ к этому выводу нечего. Разве что ещё раз напомнить всем жителям Приднестровья, что русский язык велик и могуч, но абсолютно беззащитен перед множеством угроз. И если мы не можем изменить политику отдельных личностей, спекулирующих на языковых проблемах, то позаботиться о грамотности собственной речи и речи наших детей нам по силам.

3 стр. «ДД» №42 (12.730), 18 – 24.10.2018



Ваш комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ТО, ЧТО СЕЙЧАС ЧИТАЮТ