Общество

Настоящая слава

Кумиры | Сергей ПАЛЬЧИКОВСКИЙ

10 августа 2019, 00:10


Олег Стриженов, красавец из красавцев, и в 90 лет смотрится выразительно. Этакий постаревший романтический герой со следами пусть не врождённой, но прочувствованной породистости на лице. Характер всё тот же – сложный. Всё так же не торопится давать интервью и не стремится на тусовки. Сам по себе, отдельный.

Когда-то непростой характер продиктовал ему наотрез отказаться от роли Андрея Болконского в киноэпопее С. Бондарчука «Война и мир». И напрасно министр культуры Е. Фурцева лично вызывала Стриженова к себе и беседовала, убеждала. Не помогло – отказался наотрез. Ещё и назло – чтобы не давили. Не согласился участвовать в пробах к фильму Г. Козинцева «Гамлет». Отправил на «Ленфильм» телеграмму о том, что на роль Гамлета не пробуют. И был, конечно, прав. Имел на это право. Это сейчас молодых актёров пруд пруди, не успеваешь запоминать имена и фамилии, а тогда он был такой один-единственный.

К Олегу Стриженову слава пришла в молодости, когда он предстал на экранах страны гордым Артуром Риваресом – легендарным Оводом. Вначале режиссёр А. Файнциммер, рассматривая фотографию юного Стриженова, не был в восторге. Но когда ассистент картины поехал специально в Эстонию, где работал тогда Олег Александрович, окончивший до этого театральное училище им. Б. Щукина, и увидел его в роли Незнамова в «Без вины виноватых» А. Островского, вопрос был решён, Овод был найден.

Как он рвал страсти в этой роли, какие делал глаза, как швырял на пол пресловутый крест, порывая с продажной религией и со своим тайным отцом кардиналом Монтанелли. Кардинала играл Николай Симонов, артист просто бешеного темперамента, и папа с сыном соревновались, кто кого «переактёрит».

Второй удачный киновыстрел сына военного Олега Стриженова – роль военного, поручика Говорухи-Отрока в экранизации произведения Б. Лавренёва «Сорок первый». Одним своим присутствием на экране аристократичный белогвардеец Стриженова оттенял смешную и грубоватую красную Марютку в исполнении Изольды Извицкой. Дуэт, заложенный в литературной основе, точно выстраивался и на экране. Фильм Григория Чухрая был показан в Каннах.

Он всегда был актёром-типажом. Одно время очень востребованным типажом. Роли шли обоймой. И всё эпохальное, всё классика. Был Петруша Гринёв с хрестоматийным заячьим тулупчиком («Капитанская дочка»). Был роковой Германн из пушкинской же «Пиковой дамы», самая сложная, по признанию Стриженова, его роль. Это был фильм-опера, пел за него тенор Зураб Анджапаридзе, но Стриженову пришлось выучить всю вокальную партию, чтобы в точности соблюсти и артикуляцию, и напор страстей. Был величественный русский путешественник Афанасий Никитин («Хождение за три моря»), безусловно положительный, свой даже для специфического индийского народа.

Стриженов был обожаем и в такой же мере капризен. Порой он срывал съёмки, скандалил во время работы – часто из-за мелочей, наконец пил – о чём сам подробно написал в своей книге «Исповедь». Многие актёры пьют – это общеизвестно, вот только далеко не все исповедуются.

Вдруг он возвращался на театральную сцену, да не какую-нибудь, его специально пригласили во МХАТ играть ведущие, гастрольные роли. Но и там, естественно, он не ужился, тем более в этом коллективе начиналась эпоха Олега Ефремова, а Стриженова никак нельзя назвать ефремовским актёром.

Периодически играл в кино – то декабриста в «Звезде пленительного счастья», то разведчика («Земля, до востребования»). Скорее, доигрывал свою тему. И вполне спокойно ушёл в историю кинематографа – место ему там давно обеспечено. Быть персонажем современного искусства он не пожелал. Рядом была третья, самая «долгая» его жена – Лионелла Скирда-Пырьева, которая до этого побывала в супругах крупного режиссёра и директора «Мосфильма» Ивана Пырьева, а после кончины Ивана Александровича вспомнила, что у неё давняя взаимная любовь с Олегом Александровичем. И так бывает.

Последняя заметная роль Олега Александровича в картине «Вместо меня». По сюжету парализованный герой Стриженова нанимал героя Сергея Безрукова за большие деньги с тем, чтобы тот испытал за него все те радости, которых был лишён семидесятилетний больной старик.

Нынешние гонорары Безрукова Стриженову и не снились. А Безрукову не снилась истинная слава Олега Стриженова. Пусть минувшая, но настоящая слава.

7 стр. «ДД» №32

Источник: c-cafe.ru

Себе, любимой, для настроения

Без шляпы, каналья

На деревню к звёздам наведается прокуратура



Ваш комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ТО, ЧТО СЕЙЧАС ЧИТАЮТ