Общество

Слабое звено

Собеседник по четвергам I Виктория ПАШЕНЦЕВА © ДД

6 сентября 2019, 17:58


СОВСЕМ недавно Приднестровье отметило День защиты детей. А накануне «Добрый день» рассказывал о многогранной системе государственной поддержки маленьких граждан республики. Причём мы отметили: часто первыми против любых нарушений прав ребёнка выступают педагоги. Но есть ли в государстве механизм, которым в конфликтных ситуациях могут воспользоваться для собственной защиты учителя школ и воспитатели детских садов? И как поднять престиж педагогического труда? Сегодня именно об этом наш разговор с начальником Рыбницкого УНО Оксаной Попченко (на снимке).

Оксана Павловна, признаться повод для разговора вполне конкретный. В одном из детских садов мама одной из воспитанниц обвинила педагогов в том, что они плохо смотрят за её дочерью. Женщина утверждала: ребёнка побил мальчик из другой группы, а воспитатели  даже замечания не сделали. Родительница требовала, чтобы администрация детсада уволила воспитательницу, на смене которой случился этот конфликт… Правда, потом оказалось, что у женщины не всё в порядке с психикой. Вы знаете об этой истории?

Видимо, администрация детского учреждения разобралась в этом конфликте. Поэтому в УНО такая информация не поступала. Но в детских садах очень редко возникают очень серьёзные противоречия. Чаще они случаются в школах. И носят разноплановый характер. Но  большая часть конфликтов решается на месте самими участниками конфликта и не попадают ни в какую статистику.

– Ну а если достичь взаимопонимания не удаётся?

– Если, к примеру, у родителей есть претензии к конкретному педагогу, они могут обратиться с жалобой сначала к администрации школы или детского сада, после чего начинается официальное разбирательство. Решение острого вопроса удалось найти? Тогда в управление народного образования поступает только документальный отчёт об этом инциденте. Но если проблема остаётся, в ней будут разбираться вышестоящие инстанции – УНО, органы местной власти, министерство… Все указанные факты при этом проверяются и перепроверяются. Кроме того, родители, учащиеся и педагоги  могут по любому острому вопросу обращаться непосредственно в управление народного образования. И тогда проблема будет решаться в рамках закона об обращении граждан.

– А если говорить конкретнее? Вот, например, как ваше ведомство проверяет поступивший сигнал? Кстати, УНО принимает только письменные заявления или устные тоже?

– Форма обращения не имеет значения. В любом случае после этого создаётся ведомственная комиссия, состав которой зависит от сути обращения. Эта комиссия проверяет соответствующие документы, выезжает на место происшествия – в организацию, где случился конфликт. Обязательно встречается со всеми его участниками, чтобы иметь объективное представление о произошедшем… Потом тот, кто обратился с просьбой разобраться в ситуации, получает ответ – на основании общих выводов, зафиксированных документально в справке. Кстати, в соответствии с законом срок такого разбирательства ограничен месяцем. Управление, исходя из практики, старается разбирать такие ситуации в короткие сроки. Продлеваем мы этот срок в очень редких случаях. И обязательно уведомляем об этом  заявителя.

Признаюсь, Оксана Павловна, мне не нравится, что в условиях рыночной экономики главной задачей школ стало «оказание образовательных услуг». Ведь по логике вещей в сфере услуг работает принцип: «клиент», то есть ученик, всегда прав… А учитель, соответственно, не прав. Что вы об этом думаете?

– Сегодня очень много споров ходит вокруг трактовки термина «образовательные услуги».   Однако образование подразумевает и учебную, и воспитательную деятельность.  Поэтому его  нельзя называть услугой. Скорее это служение народу. Нам нужно просто изменить отношение общества к служению учителя. Что касается поисков правоты… Конечно, в школьной жизни случается всякое. Бывает, что и педагог ошибается. Но это вовсе не потому, что школа занимается «оказанием услуг». Просто учитель – не робот. Он, как и любой человек, может перенервничать, сделать что-то в порыве эмоций… Но если ведомственная комиссия, о которой мы говорили выше, приходит к такому выводу, мы рекомендуем руководителю принять управленческое решение – провести профилактическую беседу, сделать замечание или даже  вынести дисциплинарное взыскание…

Ну, допустим, комиссия приходит к выводу, что учитель прав. Как в этом случае работает механизм, обеспечивающий педагогу защиту его авторитета, доброго имени, чести и достоинства, в конце концов?

– Комиссия в своём ответе заявителю объективно аргументирует свои выводы. И указывает: факты, изложенные в жалобе, не подтвердились. Этого, как правило, достаточно. Конфликт угасает, и у педагога нет больше необходимости защищаться. Однако и в таких случаях УНО рекомендует руководителю учреждения усилить контроль…

А если речь идёт о защите воспитателя детского сада? Это, наверное, более сложная задача. Ведь у педагога нет таких объективных показателей, как оценки ученика за неуспеваемость. И воспитатель легко может стать жертвой банальной человеческой антипатии. Допустим, не нравится какой-то маме воспитательница её дочери – и что тут поделаешь?

– Принцип тот же: проверяем факты. Как? Обычно беседуем с другими родителями, с администрацией сада, воспитателями, с детьми работает педагог-психолог. И если жалоб нет – вывод: вины педагога нет. Но бывает, что последствия личной неприязни преодолеть не удаётся. Тогда администрация учреждения ищет другой выход. К примеру, предлагает перевести ребёнка в другую группу. Но, в принципе, таких ситуаций быть не должно. Профессионально хорошо подготовленный педагог никогда не даст разгореться конфликту до такой степени.

Согласитесь, Оксана Павловна, такие ситуации снижают и без того невысокий престиж педагогического труда. Отчасти в этом виноваты сами педагоги, которые сегодня преследуют слишком узкие цели. Для любого учебного заведения стали важны высокие достижения отдельных выдающихся учеников. Но таких ярких учеников – пусть аж 5 в классе, где 30 учащихся. И остальные мальчишки и девчонки чувствуют себя обделёнными. И с этим чувством ущербности они отправляются во взрослую жизнь. Неудивительно, что потом они рассказывают своим детям, как в школе их недооценивали – обижали, унижали, были несправедливы… То есть невольно воспитывают в них неуважение к школе, к учителю. Так что, на мой взгляд, главная защита педагогов в том, чтобы ликвидировать это «слабое звено» – изменить эту ситуацию в целом.

–  Нельзя отрицать то, что авторитет профессии педагога снизился. Поэтому в нашей системе дефицит кадров – школам нужны математики, химики, физики… Но молодых специалистов к нам приходит очень мало. Хотя методическая служба школы, детского сада, управления оказывает действенную помощь в становлении молодых педагогов. И многие из них достигают в этой профессии определённых высот. Об этом говорят ежегодные результаты конкурса на присуждение президентской премии для молодых специалистов системы образования.

3 стр. «ДД» №24

БЫЛИНКИ НА ВЕТРУ



Ваш комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ТО, ЧТО СЕЙЧАС ЧИТАЮТ