Власть

Подковёрная борьба

8 февраля 2020, 19:54


ПЛАН БОРЬБЫ с коррупцией в Приднестровье так и не появился к третьему февраля, как того требовал президентский указ. Видимо, для рабочей группы, созданной специально для этого дела, поставленная задача оказалась сложной. Поэтому президент Вадим Красносельский продлил срок составления этого документа до 31 марта.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ, судя по отчётам правоохранительных органов, коррупционеров в республике становится всё меньше. Так, в 2018 году было возбуждено 89 уголовных дел по фактам взяточничества, злоупотреблений и превышений служебными полномочиями. А в прошлом году таких дел было всего 68. При этом случаев взяточничества стало почти в два раза меньше. А вот число превышений и злоупотреблений служебными полномочиями несколько увеличилось. Но общий итог всё же оптимистичен.

Впрочем, достоверность правоохранительной статистики вызывает сомнения даже у исполняющего обязанности прокурора ПМР Александра Трояновского. На расширенной коллегии прокуратуры он отметил, что в 2019 году зафиксирован самый низкий за последние 17 лет уровень преступности. Однако прокуроры городов и районов обнаружили, что большинство из незаконных постановлений следователей и дознавателей касаются отказов в возбуждении уголовных дел. Невольно возникает вопрос: неужели правоохранительные органы намеренно занижают статистику преступлений, закрывая глаза на их наличие?

К слову, судя по отчётам госслужбы статистики, заявлений и сообщений о коррупции и в 2018, и в 2019 годах поступило намного больше, чем потом по ним было заведено уголовных дел. А именно 300 и 269 соответственно.

А вот ещё цифры, которые наталкивают на невесёлые размышления. Из 157 уголовных дел, открытых по фактам коррупции за последние два года, в суд были направлены всего 86. При этом к уголовной ответственности по ним были привлечены только 58 человек. Так что радоваться успехам в деле борьбы с коррупцией явно ещё рано.

Вызывает также недоумение ещё один момент. Любой здравомыслящий человек понимает, что успешной борьбе с коррупцией весьма помогает открытость и прозрачность в этом деле. Но давайте откроем официальный сайт МВД ПМР, раздел «Новости управления по борьбе с экономическими преступлениями и коррупцией». Из пятидесяти опубликованных здесь сообщений только пять касаются фактов коррупции. При этом всё это, так сказать, мелкие сошки. Нечистый на руку мастер СТО. Автомобилист, который попытался дать взятку инспектору ГАИ. Заведующая детсадом, оформившая на работу «мёртвую душу». Чиновник, позволивший родственнику пользоваться служебным помещением в личных интересах. Руководитель автошколы, бравший взятки бензином. Получается, что коррупция в республике гнездится исключительно среди обычных граждан и должностных лиц мелкого ранга.

Однако это не так. Иногда в средствах массовой информации и на официальных сайтах всё же появляются сообщения о крупных коррупционных схемах, в которых замешаны высокие чиновники. Но почему-то эти факты становятся известны только перед выборами или после смены власти. Так было в 2011 году, когда после избрания в Приднестровье нового президента широкая общественность узнала о коррупции в министерстве здравоохранения и на госпредприятии «Приднестровские железные дороги», о преференциях, которые прежние власти предоставляли отдельным бизнесменам. Так было и в 2015-м, когда вновь избранный состав Верховного Совета вдруг заговорил о коррупции в самых высших эшелонах власти. Хотя большая часть этих депутатов занимала депутатские кресла и в прежнем созыве, а значит, не могли не знать о творящемся произволе. Знали и молчали? И только перед выборами президента у них вдруг открылись глаза?

Такая тенденция заставляет предположить, что в Приднестровье борьба с коррупцией стала одним из способов политической борьбы. Вот, например, не так давно на государственном телеканале вышел сюжет об объектах, которые строили в рамках сотрудничества с АНО «Евразийская интеграция» на средства России. Построили плохо. На стенах зданий трещины, дыры и плесень. Крыши текут, фундаменты проседают, в подвалах вода. По словам создателей сюжета виноват в этом экс-президент Евгений Шевчук, который по серым схемам выводил за рубеж деньги, предназначенные на строительство вышеупомянутых зданий. Но возникает вопрос: а куда смотрели в те времена прокуратура, счётная палата и другие надзорные органы? Кто принимал эти здания? Кто их строил? Ведь за всем этим стоит не один десяток конкретных людей, которые ненадлежащим образом выполняли свои обязанности, злоупотребляли своими должностными полномочиями или превысили их. Причём многие из них до сих пор, надо полагать, работают на государственных должностях. Идёт ли расследование по всем этим фактам? Возбуждены ли уголовные дела? Увы, ответов на эти вопросы нет.

А вот более свежий пример. В прошлом году общеприднестровский народный форум проверил объекты, которые ремонтировались за счёт фонда капитальных вложений в 2018 году. И на многих из них был выявлен ряд существенных недоделок. Недоброкачественная замена оконных блоков, плесень и трещины на стенах, протекающие кровли. При этом, например, в Григориополе после проведения общественной проверки в школе имени А. Стоева на школьную администрацию начало морально давить руководство местного управления народного образования. УНО потребовало в письменном виде назвать причины, по которым общественным инспекторам были показаны проблемные места. Более того, подрядчик, который делал в этой школе ремонт, заявил, что ему было перечислено всего 1 миллион 300 тысяч рублей в качестве оплаты за работу, а по данным правительства из бюджета выделено 2 миллиона 227 тысяч.

Согласитесь, что эти факты явно свидетельствуют о наличии признаков коррупции. Мало того, что неизвестно куда исчез миллион бюджетных денег, так ещё и местное УНО проводит политику сокрытия фактов плохого ремонта. Однако пока непонятно, были ли проведены прокурорские или иные проверки, возбуждены ли уголовные дела по фактам, которые выявили общественные инспектора.

Вообще официальные сайты и государственные средства информации дают слишком мало информации о результатах и последствиях тех или иных проверок. Чаще всего они ограничиваются общими формулировками, оставляя подробности за кадром. Например, рыбничане до сих пор не знают, по какой именно причине был отстранён от должности бывший глава госадминистрации Вячеслав Фролов. Официальная формулировка «ненадлежащее исполнение обязанностей». Но в чём оно выражалось? А ведь обнародование таких фактов в подробностях становится примером для других государственных чиновников. Поскольку больше всего нарушители, бюрократы и коррупционеры боятся именно огласки своих действий. Но в Приднестровье об этом молчат.

Стали тайной у нас доходы и расходы чиновников. Как они, неся груз государственных забот, выживают? Народ не знает. А ведь строгий контроль этих показателей и публичное их освещение – главный способ своевременно выявить случаи коррупции. Поэтому во многих странах подобная информация находится в свободном доступе. Например, в России, на которую Приднестровье активно ориентируется. Ориентируется практически во всём, но только не в плане открытости доходов руководства страны.

Так что, каким бы хорошим не был план по борьбе с коррупцией и антикоррупционное законодательство, вряд ли они помогут искоренить взяточничество, серые схемы и другие «болезни» государственной системы управления. Потому что пятна на чиновничьих мундирах надо очищать на виду у народа, а не старательно замазывать или вытаскивать их на свет, только исходя из политических или личных соображений

1-2 стр. «ДД» №7



Ваш комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ТО, ЧТО СЕЙЧАС ЧИТАЮТ