Главная тема

Догнать бы паровоз цифровой…

Виртуальный мир I Лена НИКИТИНА © ДД

7 июня 2020, 17:43


ИЗВЕСТНЫЕ российские журналисты Владимир Соловьёв и Анна Шафран, которые вместе вели на радио «Вести FM» популярное ток-шоу «Полный контакт», разошлись во взглядах на цифровизацию. Для каждого из ведущих собственная позиция оказалась настолько принципиальной, что творческий дуэт распался – Анна Шафран покинула проект.

ОДНАКО ни у кого не вызывает сомнений то, что будущее экономики – за цифрой. Это понимают и специалисты, и чиновники, и люди совсем попроще. Только вот какие они – «рельсы» в цифровое завтра? И на каких «шпалах» лежит эта наша новая дорога? Попробуем разобраться.

Карантин, в условиях которого люди вынуждены жить уже больше двух месяцев, показал, что на бытовом уровне с помощью интернета люди могут легко решать свои житейские проблемы: заказывать товары и услуги, оплачивать счета, общаться с официальными учреждениями… Теперь уже очевидно, что IT-революция неизбежна – «цифра» изменила нашу жизнь в целом, и экономику в частности.

Впрочем, выражение «цифровая экономика» появилось не сегодня. Хотя и не так давно – всего четверть века назад. Впервые его употребил профессор Массачусетского университета Николас Негропонт, чтобы объяснить, какие преимущества даёт экономике развитие информационно-коммуникационных технологий. Теперь этим термином обозначают любую деятельность, непосредственно связанную с развитием цифровых компьютерных технологий.

Согласитесь, цифровая экономика открыла людям возможности, о которых прежде мы даже не задумывались. Теперь мы можем не бегать со справками по коммунальным предприятиям, а воспользоваться системой «одного окна». Можем покупать товары в интернет-магазинах, минуя перекупщиков на рынке. И, к слову, электронная газета «ДД», красочная, чёткая, стоит читателям дешевле, чем её печатный аналог.

Эксперты Всемирного банка отмечают плюсы цифровой экономики. В их числе рост производительности труда, повышение конкурентоспособности компаний, снижение издержек производства, создание новых рабочих мест, преодоление бедности и социального неравенства…

Но эти же специалисты подчёркивают: внедрение в жизнь «цифры» и электронной коммерции небезупречно. В числе рисков, если коротко, – киберугрозы, связанные с проблемой защиты персональных данных. Используя их, можно программировать поведение людей.

На первоначальном этапе становления экономики нового типа неизбежен «цифровой разрыв», который станет следствием недостаточного уровня образования части населения. Это чревато тем, что цифровые услуги и продукты будут доступны не всем. И это неизбежно скажется на уровне благосостояния людей – IT-грамотные граждане будут иметь больше возможностей, чем те, кто отстанет от новых технологий.

К минусам цифровой экономики относится и рост безработицы, поскольку некоторые профессии и даже целые отрасли просто исчезнут. К примеру, не будет необходимости в кассирах – платежи будут принимать автоматы. Так что нынешняя банковская система уже в ближайшее десятилетие полностью трансформируется. Не нужными окажутся и таксисты, когда в обиход войдут беспилотные автомобили.

Но при всём при этом повернуть вспять уже начавшийся процесс перехода мировой экономики на цифру нельзя. Рано или поздно эти перемены коснутся всех. И в наиболее выигрышном положении окажутся те страны и те люди, кто станет не просто двигаться в ногу со временем. Сегодня лучше, что называется, бежать впереди паровоза.

НАДО отметить, что маленькое Приднестровье тоже озабочено развитием IT-грамотности. И в республике уже есть некоторый наработанный по этой части опыт. Так, о достижениях на этом поприще свидетельствуют успехи приднестровских школьников, многие из которых учатся за рубежом. Показательно и то, что ПМР в период карантина по коронавирусу перевела всю свою образовательную систему на дистанционное обучение.

В этом же перечне – переход Приднестровья с аналогового телевидения на цифровое. Появление у нас системы «одного окна» в коммунальной сфере. Первые шаги в создании общей электронной сети в медучреждениях. Развитие электронных средств связи в органах власти – создание сайтов учреждений и ведомств…

И, как показали практические наблюдения в период пандемии, бизнес республики вполне готов к тому, чтобы работать через интернет. Предприниматели по электронной почте общались с властями и фискальными органами, через социальные сети оформляли заявки на доставку товаров. Да и на бытовом уровне приднестровцы вполне успешно осваивают электронику в разных её вариациях.

Но вот оцифровку приднестровской экономики вряд ли можно считать соответствующей современным требованиям. Поэтому было бы весьма полезным для республики перенять опыт других стран. Особенно тех, с которыми у ПМР особые отношения в силу ряда сложившихся де-факто обстоятельств.

 СЕГОДНЯ в рейтинге цифровых экономик мира лидерами считаются Норвегия, Швеция, Швейцария, США, Великобритания, Дания, Финляндия, Сингапур, Южная Корея и Гонконг.

Россия, на которую равняется ПМР, по мнению экспертов, наступает на пятки лидерам. По крайней мере, Китай она точно обогнала. И страна явно не собирается тормозить на этом пути. О твёрдости намерений свидетельствует не только название профильного российского ведомства – министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций. В России принята национальная программа развития цифровой экономики, рассчитанная до 2024 года. Её реализация как раз и должна «уложить шпалы» под «рельсы» нового пути. В частности, документ предусматривает целый ряд вполне конкретных шагов. Нормативное регулирование. Создание информационной инфраструктуры. Подготовка соответствующих кадров. Разработка параметров информационной безопасности. Развитие цифровых технологий. Усовершенствование цифрового государственного управления…

Есть подобная программа и в Молдавии, частью которой международное сообщество считает и ПМР. Причём совсем недавно, уже «в контексте пандемического кризиса COVID-19» молдавское министерство экономики и инфраструктуры обнародовало проект «дорожной карты», которая должна ускорить процесс оцифровки национальной экономики.

Но Приднестровье пока руководствуется лишь доктриной информационной безопасности на 2020 – 2026 годы. Ведь материальные ресурсы республики весьма ограничены. Так что обогнать «паровоз» IT-революции у ПМР не получится. Но нам хотя бы вскочить на подножку последнего вагона. И при этом свести к минимуму те риски, о которых предупреждают специалисты.

«ДД» №24



Ваш комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ТО, ЧТО СЕЙЧАС ЧИТАЮТ