Общество

У каждой семьи – своё счастье…

Истории из жизни | Виктория ПАШЕНЦЕВА © ДД

7.04.2018 12:07

 

ПОХОЖЕ, в Приднестровье с институтом семьи происходит что-то неладное – на каждые 100 заключённых браков приходится 80 разводов. Такую статистику приводят авторы законопроекта, цель которого – «снижение количества прекращённых браков… и усиление защитных механизмов сохранения браков». Документ был опубликован в конце апреля на сайте Верховного Совета ПМР.

О том, что власти республики всерьёз озабочены проблемами «первичной ячейки общества», говорит и другой законопроект – об охране репродуктивного здоровья граждан и о планировании семьи. Информация об этом была опубликована на сайте правительства.

Знают ли формулу семейного счастья далёкие от законотворчества люди? Журналисты «ДД» накануне Международного дня семьи, который отмечается 15 мая, предложили своим читателям* высказаться на этот счёт. И некоторые истории показались нам поучительными. Впрочем, решайте сами.

Обычная для Рыбницы молодая семья. Артём и Ольга Гашута поженились 8 лет назад. Теперь они счастливые родители двух дочек – 7-летней Мирославы и 3-летней Виталины.

ГОЛОВА БЕЗ ШЕИ

– Я – голова без шеи..

Так говорит о себе Николай, намекая на поговорку «муж – голова, а жена – шея, и голова туда смотрит, куда шея поворачивает». Короче, не хочет Коля жениться, хотя мужик ещё молодой – ему до пенсии как минимум три года.

Но таким убеждённым холостяком он был не всегда. Просто когда-то с «шеей» мужику не повезло. Была у него жена, только бросила она семью. Уехала на заработки в Москву и обратно возвращаться не захотела. Остался мужик с двумя дочками. Одной было девять лет, другой – семь…

Дочек отец не баловал. Не на что было – работал водителем на предприятии, где платили «когда как». Но девочек своих Коля всё же вырастил. Они и школу закончили, и профессию получили. Старшая стала бухгалтером, младшая – штукатуром-маляром. Обе вышли замуж. Обеим отец справил свадьбу – «какое-никакое, а торжество».

Только вот, как думает Николай, «поломался» когда-то не только он сам, но и его девочки. Потому и у них тоже не задалась семейная жизнь – обе в разводе. Помыкались тут – работы или нет, или платят совсем мало. Ну и поехали искать счастье за тридевять земель – подались в Италию. Через знакомых нашли там дом, куда требовались две работницы – сиделка для пожилой старушки и нянька для карапуза.

Так что теперь Николай Анатольевич снова растит двух девочек – теперь уже внучек. Старшей в этом году уже шесть лет исполнилось, младшей – будет четыре. Деньги отцу дочери присылают. Но Николай и сам сложа руки не сидит. Утром отводит внучек в детский сад. И – за баранку. Правда, теперь он работает на себя. То есть на стареньком «бусике» развозит товар мелких предпринимателей. А ещё подрабатывает «хозяином». То есть помогает по хозяйству тем, кто самостоятельно с житейскими проблемами не справляется – кран починить, розетку заменить и т. п.

Кстати, большая часть его «заказчиков» – одинокие женщины. Ну и, что уж там греха таить, иногда пользуется Николай Анатольевич сложившейся ситуацией. Но на серьёзные отношения не решается. Предпочитает отшучиваться: мол, я – голова без шеи.

И только очень близким людям признаётся: «Боюсь…»

«МУРАВЕЙНИК» БАБЫ ВЕРЫ

Вера Григорьевна от одиночества не страдает. Потому что живёт с дочерью, зятем и двумя уже взрослыми внуками. Согласитесь: большая семья – это хорошо. И только одно плохо – тесно им пятерым в стандартной двухкомнатной квартире.

Хотя теперь такое вынужденное содружество поколений – обычная ситуация для Приднестровья. Ведь жилищного строительства в республике практически нет. К примеру, в Рыбнице о сдаче жилых объектов уже несколько лет ничего не слышно. Так что новоселье отмечают лишь те, кто может позволить себе покупку на рынке вторичного жилья. А это могут далеко не все нуждающиеся.

Если говорить о молодых, то счастливчиками считаются те, кому «предки» помогли. Но ведь не все родители имеют возможность подсобить своим выросшим детям в таком важном деле, как обретение собственного угла. Потому-то обычно в полученных ещё при советской власти «метрах» живут сразу несколько поколений – как у Веры Григорьевны.

– Не было бы счастья, так несчастье помогло, – говорит женщина. – То есть мне в нашем тесном муравейнике лучше, чем, к примеру, соседке из квартиры напротив. Она совсем одна в квартире. Дверь на ночь не запирает. Потому что больше, чем воров, боится другого – вдруг плохо станет, так некому будет даже дверь скорой помощи открыть.

И всё-таки переживает баба Вера за благополучие своей семьи. К примеру, один из внуков пенсионерки уже армию отслужил. Работает. Но заработок небольшой – около двух тысяч рублей. Половину парень отдаёт «в семью» – на продукты, коммуналку… Оставшуюся «на карманные расходы» тысячу рублей тратит на одежду, обувь и свою девушку – будущую жену.

 – Женихается парень, но не женится, – вздыхает Вера Григорьевна. – Потому что жить негде. У нас тесно. У неё дома тоже места нет – там мал мала меньше… А квартиру молодым не то что купить, даже снять возможности нет. Не по карману нам такая роскошь.

Хотя есть у бабы Веры тайная надежда. Думает она, что одинокая соседка из квартиры напротив, могла бы помочь в решении этой проблемы. Если бы «отписала она нашему мальчику свою квартиру…»

Но даже заговаривать об этом с соседкой Вера Григорьевна боится. Не хочет выглядеть корыстной старухой. Ведь они всем своим «муравейником» просто так помогают человеку – «по доброте душевной».

НАПОЛЕОНОВСКИЕ ПЛАНЫ

Алёна и Валера поженились по любви. Два года в школе встречались. Ещё год девушка ждала парня из армии. А потом свадьбу сыграли. Через полгода родился Славик.

Жили молодые сначала у её родителей. Потом у него дома. Но три года назад ушли на квартиру. Не потому что переругались с «предками». Просто Славик подрос, пошёл в детский сад, и Алёнка на работу вышла. Так что денег стало больше.

Больше – это, конечно, не значит много. Но по нынешним меркам Славик с Алёной – люди вполне обеспеченные. Он электриком работает на предприятии. Когда разряд повысили, стал две с половиной тысячи получать – правда, «грязными». Алёна по специальности парикмахер. И в среднем её вклад в семейный бюджет тоже где-то две тысячи рублей.

Конечно, по нынешним меркам почти пять тысяч на трёх человек – это вполне прилично. Хватает на оплату, так сказать, текущих расходов. Супруги даже понемногу откладывают – не на квартиру, а на машину. Потому что жилищный вопрос их не беспокоит – бабушка Славика по завещанию уже отписала единственному внуку свою квартиру.

– Пусть, конечно, бабуля живёт, сколько бог даст, – говорит Алёна. – В этом году ей уже 88 лет…

Единственное, что беспокоит молодую пару – неизвестность завтрашнего дня. Вдруг кто-то из них работу потеряет или заболеет. А ещё – Славик-то растёт, значит, и потребности растут.

– А я ещё дочку хочу, – признаётся Валера. – Так что думать нужно на перспективу.

Короче, в перспективе у Алёнки с Валерой – переезд в Россию. Сейчас они занимаются оформлением российского гражданства. Как только получат, начнут реализовывать свои «наполеоновские планы».

– Родим второго ребёнка, – делится задумкой Славик, – сможем получить материнский капитал. Найду работу – возьмём ипотеку… А сюда будем в отпуск приезжать. Тут всё же родители остаются.

ТАКОЕ ПРОСТОЕ СЧАСТЬЕ

Золотая свадьба Евгения Еремеевича и Марии Ивановны ещё не в этом году.

– Но мы уже на финишной прямой, – шутят супруги.

Трудно представить их друг без друга. Да и сами себя они порознь не помнят. Потому что все годы вместе и днём, и ночью. Это не образное выражение – так оно и было. В прошлом – строители, они работали в одной организации. Точнее, в рыбницком филиале ростовского предприятия, которое называлось «Спецжелезобетонстрой» – СЖБС.

Но есть у них и печальные воспоминания – тоже общие. Помнят супруги, как после развала СССР остались без работы – в 1992 году ростовское предприятие официально закрыло в «горячей точке» на Днестре свой филиал. Как пыталась подзаработать на «шабашках». И как радовались тому, что возраст позволил им «уйти на заслуженный отдых».

Многое объединяет супругов, проживших одной жизнью не одно десятилетие. Конечно, самая большая их гордость – сын, а самая большая любовь – внуки.

– Но самое главное моё богатство – это ты, Машенька, – с нежностью говорит жене Евгений Еремеевич.

– Да ну тебя! – улыбается смущённо она. И добавляет, посерьёзнев: «Это ты моё золото».

И всё – о взаимных чувствах больше ни слова. Разговор опять возвращается к разным событиям, что остались в прошлом или происходят сегодня. А мне вдруг вспоминается сонет Шекспира: «Люблю, – но реже говорю об этом. Люблю нежней, – но не для многих глаз…»

Наверное, это и есть семейное счастье. Простое человеческое счастье, которое больше и важнее любых материальных благ и сильнее всех житейских и прочих напастей.

* По этическим соображениям фамилии своих героев мы не называем  

3 стр. «ДД» №19 (12.707), 10 – 16.05. 2018



Ваш комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ТО, ЧТО СЕЙЧАС ЧИТАЮТ