Общество

«Рецепты» от деградации

Школа выживания I Виктория Пашенцева © ДД

3 сентября 2019, 15:08


ВЛАСТИ Приднестровья решили, что не будут закрывать школы, даже если показатель их наполняемости не дотягивает до установленных норм. Таких малокомплектных учреждений особенно много в сельской местности. Но, как сказал по этому поводу президент Вадим Красносельский, выступая перед делегатами республиканской педагогической конференции, более трети населения ПМР – это жители сёл. И если там закрывать школы, то республика деградирует.

  • «Рецепты» от деградации
  • «Рецепты» от деградации
;

Десятая школа – одна из самых больших в Рыбнице. В этом году здесь четыре первых класса, два десятых и два одиннадцатых… В остальных параллелях по три класса. Так что этой школе малокомплектность не грозит. Фото: Вика Потравная.

СУДЯ по результатам телефонного опроса, проведённого «ДД» в Рыбницком районе, приднестровцы согласны с главой государства. Но, по мнению абсолютного большинства наших собеседников, просто сохранить школьную сеть – этого мало для того, чтобы вдохнуть жизнь в умирающие приднестровские сёла. Что ещё нужно? Очень ёмко и аргументированно ответила на этот вопрос Любовь Глинка, председатель сельского Совета – глава администрации села Плоть.

– В некоторых сёлах дети могут учиться только до девятого класса, но в нашем селе средняя школа, – начала издалека Любовь Васильевна. – То есть наши дети при желании могут получить аттестат зрелости, не уезжая из дома. И в этом году в одиннадцатом классе у нас 5 учеников. А вот десятого класса нет – все четверо бывших девятиклассников решили пойти в профессиональные учебные учреждения. Вернутся ли они в село потом? Вряд ли… За несколько последних лет молодёжь от нас только уезжает. Сегодня прописаны в Плотях 897 человек. Но только четверть из них относится к трудоспособному населению. При этом далеко не у всех есть работа. Потому из 756 домовладений 315 пустуют, а 78 и вовсе разрушены.

И пока ситуация с трудоустройством на селе в целом не изменится, государству не удастся вернуть молодым веру в то, что дома у них будет хорошая жизнь. А рабочих мест в селе – раз, два и обчёлся. В основном в бюджетных организациях. А их немного: школа и детсад, амбулатория, почта, сельсовет – всё. Что касается сельхозпредприятий, то теперь большой штат сотрудников им не нужен – хватает нескольких механизаторов и животноводов. Во-первых, после развала колхозов прежних производственных объёмов в сельском хозяйстве уже нет. Во-вторых, мало кто выращивает на больших площадях такие трудоёмкие культуры как, например, томаты. В-третьих, ручной труд заменила техника…

Председатель сельсовета называет и в-четвёртых, и в-пятых… Но вывод один: нет сегодня в ПМР «справной» государственной системы, которая могла бы обеспечить сельским людям нормальную жизнь. Потому даже те немногие вакансии, что появляются в селе, не привлекают молодёжь.

– В Плотях работает выездной врач, который приезжает в село по графику, – делится наболевшим моя собеседница. – Иногда, если есть необходимость, мы просим его приехать вне графика. Не скажу, что это ему нравится. Оно и понятно: человеку дали в нагрузку село, когда у него и в городе полно работы. Правда, наш врач и сам иногда звонит фельдшеру – спрашивает, есть ли больные… А что фельдшер может ответить? Болезнь ведь дело такое: вечером ещё никаких признаков, а утром – встать не можешь. Но согласитесь: сельские жители вправе иметь доступ к врачебной помощи, как и горожане – круглосуточно. Только вот на практике так не получается.

На практике получается так: в Плотях есть фельдшер – она же детская патронажная медсестра. Чтобы от пациента, живущего на одном краю села, добраться до пациента, живущего на другом краю, ей приходится тратить по два часа. А если пациентов несколько? Показательно, что три бывшие выпускницы сельской школы окончили в этом году профильное учебное заведение. Одна из них получила специальность акушерки, другая – детской медсестры, третья стала фельдшером. Однако ни одна из них не захотела поехать на работу в родное село. Девочки предпочли остаться в Тирасполе, где жизнь комфортнее и перспектив больше… И это – вовсе не частный случай, а проявление общей системы, сложившейся в Приднестровье. Точнее, проявление сбоя в системе, которая должна была бы обеспечить сёлам условия для существования и развития.

Из-за этого сбоя в здании всё той же Плотьянской школы, которое было рассчитано когда-то на 800 учащихся, сегодня обучаются чуть больше полусотни ребятишек. Но ведь такая ситуация практически во всех сельских школах республики.

Так же как и соотношение пенсионеров и людей ещё не пенсионного возраста в любом из сёл. Первых везде больше…

– Это очень хорошо, что государство решило сохранить-таки малокомплектные сельские школы, – говорит Любовь Глинка. – Но к этому времени сёла уже пришли в такой упадок, что этих мер недостаточно для исправления общей ситуации. К сожалению, в общественном сознании уже случился перелом – люди перестали связывать с селом будущее своих детей.

Речь, конечно, идёт не о конкретном селе, а о ситуации в целом. Неподалёку от Плотей, к примеру, находится село Красненькое, население которого – более 1.800 человек. И школа там тоже большая, но классы – маленькие. То есть учеников за партой сидит мало. Потому что большая часть трудоспособных жителей села работает в Рыбнице. Так что каждый день сами ездят в город и детей с собой возят – оформили их в городские школы. Родители считают: там и условия обучения лучше, и после уроков у ребёнка много интересных занятий будет… Так поступают жители многих сёл. Причём не только тех, что находятся близко от города. То есть ребёнок растёт в уверенности, что в селе делать нечего – жить лучше в городе. И, к сожалению, это действительно так.

Кстати, замечу, что и Рыбница – не предел мечтаний. Ведь есть и другие соблазны. И города побольше, и страны побогаче…

– У нас стоит бывший колхозный комплекс из шести хороших коровников, – рассказывает Любовь Васильевна. – И в селе ещё есть люди, которые могли бы там работать электриками, скотниками, доярками… Но никто из предпринимателей не хочет заниматься здесь разведением скота. Видимо, не считаю это дело выгодным для себя.

А власти не могут заставить частника вкладывать деньги туда, куда это было бы выгодно государству. Даже если это «вложение» могло бы обеспечить работой жителей нескольких соседних сёл. Вот и отправляются приднестровцы на работу в другие страны. Даже те, кто не хотел бы покидать свой дом, вынуждены делать это от безысходности.

– Есть в нашем селе ещё совсем молодая девушка, – рассказывает Любовь Васильевна. – Она окончила экономический факультет с красным дипломом, но работы по её специальности в Плотях нет. Работу, которую она нашла, высокооплачиваемой не назовёшь. Так что дипломированному специалисту приходится заниматься подсобным хозяйством, иначе концы с концами не свести. Семьи у девушки нет… Так скажите, чем её удержать дома?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ сельского Совета Любовь Глинка считает: чтобы спасти приднестровские сёла от деградации, государство должно вернуться к апробированной системе коллективных хозяйств. И заново поставить эту систему на рельсы плановой экономики. Тогда можно будет говорить о какой-то перспективе для сельских жителей. Иначе вряд ли стоит рассчитывать на успех. Даже в том случае, если удастся сохранить малокомплектные сельские школы.  

Трудная задача…

3 стр. «ДД» №36



Ваш комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ТО, ЧТО СЕЙЧАС ЧИТАЮТ