Общество

Евгений ДОГА: МОЯ МУЗЫКА – ДЛЯ ВСЕГО МИРА

14 октября 2017, 21:00


Евгений ДОГА: МОЯ МУЗЫКА – ДЛЯ ВСЕГО МИРА

Собеседник по четвергам | Виктория ПАШЕНЦЕВА

14.10.2017 21:00 © ДД

В РЫБНИЦКОМ Дворце культуры 12 октября был аншлаг. Оно и понятно – на встречу с земляками приехал всемирно известный композитор Евгений Дога. В этом году маэстро отметил 80-летие. И его концерт в Рыбнице стал одним из целого ряда выступлений в рамках концертного тура по городам Молдавии, России, Румынии, Словакии и у нас, в Приднестровье.

Тёплой и радостной получилась эта встреча. Как и анонсировал «Добрый день», вход на концерт был по пригласительным билетам, которые по организациям и предприятиям распространило районное управление культуры. Однако зрителей оказалось значительно больше. И даже Большой зал ДК с трудом вместил всех желающих побывать на этом концерте композитора, многие произведения которого уже признаны классикой.

Сам автор был за роялем, он исполнил несколько лучших своих произведений в сопровождении Государственного симфонического оркестра ПМР. Благодарный зал награждал народного артиста СССР, уроженца села Мокра Рыбницкого района бурными аплодисментами. А когда затихли последние аккорды вальса из кинофильма «Мой ласковый и нежный зверь», зал стоя долго аплодировал земляку.

А перед концертом, сразу после двухчасовой репетиции, Евгений Дмитриевич дал «ДД» интервью. Второе по счёту. Первый раз ваша корреспондент встречалась с композитором 10 лет назад у него дома – в Кишинёве («Человек восходящего солнца», «ДД», №10’2007). Признаться, было приятно, что маэстро не забыл эту встречу. Впрочем, беседа быстро перетекла из прошлого в настоящее.

Евгений ДОГА. Фото: eugendoga.livejournal

 – ЕВГЕНИЙ ДМИТРИЕВИЧ, для всех почитателей вашего таланта  Год Доги наступил ещё 1 марта – в день вашего 80-летия. И мы, рыбничане, с большим нетерпением ждали этой встречи.

– Я тоже…Правда, изначально была идея выступить в моём селе Мокре, а потом в Рыбнице, т.е. дать два концерта, но там в Мокра не закончен до сих пор ремонт Дома культуры, что вызывает у меня большое сожаление .Но мне, конечно, приятно, что в Рыбнице меня так тепло и гостеприимно встречают. Хотя до концерта ещё два с половиной часа, но я уже предвкушаю удовольствие от общения со зрителями – моими земляками.

Зал будет полон, уверяю вас. Ведь мы все почитатели вашего таланта. И неудивительно, ведь ваша музыка – волшебство. Она как глоток чистой, свежайшей воды. Я как-то раз пила такую, родниковую, в вашем родном селе, Мокре… А так уже надоела приземлённость, вульгарность попсы. Той, что звучит сегодня с экранов, из окон, со сцены чаще всего. Ни искренности, ни глубоких чувств, ни настоящей страсти…

– В современном искусстве чрезмерно много непрофессионализма. И это не только в музыке. Вообще жизнь стала какой-то примитивной. К великому сожалению, всё оказывается слишком уж легковесным. Я думаю, это следствие того, что не только у музыкантов и работников искусства исчезла профессиональная база. Её не хватает сейчас практически во всех сферах нашей жизни. Мне неинтересно сегодня писать музыку для кино, в котором сплошь насилие и агрессия. Там часто звучит, извините, чёрте что! То есть не музыка и даже не звуковой дизайн. А какой-то звуковой шум, который порой мешает не только думать – хотя бы просто слушать, о чём ведут речь герои.

– А что можно противопоставить этой тотальной безвкусице? Вот вы – признанный мэтр музыкального искусства. И у вас огромный творческий багаж. Видите ли вы возможность исправить сложившуюся ситуацию?

– Я постоянно об этом говорю, пишу, доказываю на живых примерах, но всё бесполезно, потому что это борьба со следствием, а надо бы искоренить причину.

В одном петербургском журнале я подробно обсуждал эту тему, но вряд ли те, о ком шла речь, читали этот материал. Да и если бы даже читали, не думаю, что тут же стали бы меняться. А моя мысль была такой: нам нужны профессионалы во всех сферах. В том числе в музыке. Ведь сегодня среди огромной армии так называемых композиторов практически  нет профессионалов! Как будто  на  телевидении, на радио  и  вообще  в  целом на профессионализм наложили эмбарго. Включите любой телеканал – и везде будет одно и то же: прыгающие, дёргающиеся люди. И везде звучит одно и то же – одни и те же мотивчики, похожие один на другой. Я знаю в Москве многих работников разных музыкальных редакций. Все – нормальные, профессиональные люди. Что происходит с ними, когда они подходят к микрофону или начинают говорить с экрана. Приходишь к ним в редакцию, а они тебе: «Пожалуйста, что-нибудь покороче. И повеселее…» Ну что это такое?! Разве жизнь из одного веселья состоит? Жизнь полна проблем! И в любви тоже, если говорить о ней. Кстати, на это слово я бы наложил в СМИ вето. Потому что опошлили его – дальше некуда. Везде только и слышишь «любовь, любовь…» Даже там, где любовью, как говорится, и не пахнет. А ведь любовь – это святое слово. И как можно его тиражировать без чувств?! Пошло.

Наверное, слово «любовь» потеряло свой изначальный смысл потому, что люди забывают о первоначальных истоках чувства. О том, что учимся мы любить сначала своих родных, своих учителей, свой дом. Место, где мы родились и росли. Город или село, в котором сейчас живём. Страну, гражданами которой являемся. Вот слово «Родина» у нас пишут по привычке с большой буквы, а особых проявлений любви к ней не чувствуется…

– Как-то меня спросили: «Отчего рождается счастье?» Счастье рождается от счастья. Так же, как любовь – от любви. А кто воспитает в детях эти тонкие чувства, если часто родители лишены их? Сегодня стало взрослым поколение, появившееся на свет в эпоху после развала СССР. Тогда о воспитании высоких чувств в детях мало кто думал. А плоды этого времени мы видим сегодня. И мы не можем поменять это поколение – они «нормальный продукт» нашего времени. Значит, нужно менять условия, в которых нам всем приходится сегодня жить. Значит, нужно менять систему подготовки учителей, среди которых есть сегодня и так называемая «попса»… Я часто бываю в школах. Там масса проблем – слабое материальное обеспечение, низкие зарплаты, нет транспорта, нормального ремонта, нет системы внеурочных занятий, кружков, секций. Особенно в сёлах. Здесь школы малопривлекательны, особенно для молодых специалистов даже среднего уровня подготовки.

Да, наверняка уровень культуры в обществе станет выше, если чувство прекрасного воспитывать сызмальства. Быть может, ещё до школы.

– Но всё же надеяться на быстрое изменение эстетических представлений в обществе вряд ли стоит. Потому что как только дети попадают на улицу, где рядом нет воспитателей, они сразу «перевоспитываются». И тут ничего не поделаешь – влияние социума… Кроме того, нельзя сбрасывать со счетов негативное влияние Интернета. Причём не только на уровень культуры, но и на человеческую личность вообще, на общество в целом. Слишком много негатива во Всемирной паутине, много низкопробной информации. А без Интернета сегодня не обходятся даже малыши-дошколята. Значит, и к Интернету нужно менять подход. Не запрещать, а регулировать доступ детей по возрастным категориям.

И всё же воспитание кажется мне самым реальным, если не единственно верным направлением прогрессивного развития. Говорю об обществе в целом и о каждом человеке в отдельности. К слову, Евгений Дмитриевич, вы не хотите стать куратором, меценатом какого-то учебного учреждения? На своей малой родине, например? Не сомневаюсь, что вы знаете историю, которой гордятся все жители Рыбницы и Рыбницкого района. В 1829 году в селе Выхватинцы, что неподалёку от вашего родного села Мокры, родился Антон Григорьевич Рубинштейн – будущий композитор и дирижёр. Причём появление на свет младенца именно в этом селе стало случайностью – у Калерии Ивановны Рубинштейн во время её путешествия начались преждевременные роды. За всю свою жизнь Антон Рубинштейн ни разу не приезжал в наши края. Но когда он завершил свой жизненный путь, друзья-музыканты решили открыть на его нечаянной родине двухклассное училище – чтобы увековечить имя основоположника профессионального музыкального образования в России. И сделали это на личные средства знаменитого нашего земляка, много занимавшегося благотворительностью. Сегодня в Выхватинцах есть музыкальная школа имени Рубинштейна

– Меценатами должны быть люди богатые материально, к которым я не отношусь. Но те предпочитают строить хоромы и покупать супермашины. Хотя мне было бы интересно время от времени встречаться с ребятами и помогать им духовно развиваться. В музыкальном смысле особенно. Но для этого нужно работать сообща. С огромным желанием и, конечно, со взаимным уважением. Неделю назад я приезжал в родное село Мокра. Там хотели присвоить моё имя школе. Но оказалось – нельзя. Кто-то из начальства запретил. Меня это не удивило. Нет, не то, что школа не будет носить моё имя, а отношение к моральным ценностям в обществе. К патриотизму, если хотите. К малой родине, без которой нет Родины большой. Грустно. Вряд ли с таким отношением захочется заходить не то что в школу, а и в село. Кроме могилы моей мамы. У меня достаточно всего, что по достоинству отмечено на мировом уровне. Да и в космосе летает малая планета Солнечной системы, которая носит моё имя. Она была открыта 30 лет назад одним из астрономов Крымской астрофизической обсерватории. Но, конечно, если бы на моей малой родине появилась «моя» школа, я бы почувствовал потребность её поддерживать. Меня бы это не обязывало (не люблю это слово), но привязывало бы больше к тому месту, где я родился. Думаю, что я проводил бы там музыкальные конкурсы, которые потом могли бы стать районными, республиканскими. Я бы постарался насытить жизнь этой школы и эти конкурсы чем-то интересным, запоминающимся – действительно ценным, с точки зрения подлинного искусства… Да и село я бы не оставил без внимания. У меня в Кишинёве очень много музыкальных материалов – дисков, книг и прочего. Я бы с удовольствием поделился бы этим. Но не хотелось бы, чтобы всё это разделило судьбу рояля, который я в своё время подарил рыбницкому Дворцу культуры. Он когда-то стоял в моём кабинете, а сейчас, похоже, не востребован. Разве что грызуны его полюбили. Вкусный он, что ли?

– Я как раз хотела спросить, нет ли у вас в планах написать мелодию, посвящённую родному селу?

– Меня смущает в этой идее как раз то, что её опошлили. То есть все, кто мало-мальски засветился на сцене, считают своим долгом тут же демонстрировать свою привязанность к колыбели – писать стихи и посвящать ей песни. Но настоящих музыкальных произведений в этом длинном списке очень-очень мало. Потому что пишут не по велению сердца, а по велению моды. Я не хочу становиться в эти ряды. Я стараюсь писать такие песни, которые были бы близки многим людям. Я вальс из фильма «Мой ласковый и нежный зверь» писал не только для этой картины. Его играют и танцуют во всём мире. Как и мои песни о матери, о школе, о белой лошади – их поют все. Я стараюсь расширять своё творчество, а не сужать. Даже говорю довольно часто: «Не загоняйте меня в национальные штанишки. Я давно из них вырос. Они могут лопнуть».

Ну а что всё-таки в ваших творческих планах? Простите, если этот вопрос вам кажется избитым.

– Ничего страшного, я понимаю: этот вопрос принято задавать юбилярам. А я отметил в этом году действительно значимую дату – 80 лет… И что я могу сказать о своих планах в целом? На ближайшее время – быть здоровым. А там – будет видно. Могу добавить, что я много путешествую – выступаю с концертами. К примеру, ещё вчера (то есть 11 октября – В. П.) я был в Румынии – выступал там в городке Орадя на границе с Венгрией. Сегодня – в Рыбнице. А завтра у меня – перелёт в российский Томск. Далее следует Северный Кавказ, Санкт-Петербург, Китай, Словакия…

Евгений Дмитриевич, что бы вы пожелали читателям «Доброго дня»?

– Главное для всех нас – не забывать друг друга. Потому что вместе всегда  легче и спокойнее жить, растить детей, строить планы на будущее. Вместе и радость ярче, и счастье полнее. Будьте дружны, счастливы и – здоровы!

Спасибо большое, Евгений Дмитриевич. И вам всего доброго

3 стр. «ДД» №42 (12.678), 19 – 25.10.2017



Ваш комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ТО, ЧТО СЕЙЧАС ЧИТАЮТ